Закрыть






«Покер для начинающих»бесплатно
Оставьте свой e-mail и
получите в подарок
легендарную аудиокнигу
Романа Шапошникова
«Покер для начинающих».





100% гарантия отсутствия спама





АктивностьНа форуме / В комментариях



    Макс Кац: «Главное для игрока — не бояться использовать бэккинговые рычаги»

    11 марта 2011 в 20:00
    5329 1
    max_.jpg

    Макс Кац — один из наиболее известных и влиятельных людей в отечественном покере, не нуждающийся в представлении. Темой нашей с ним беседы стала основная, на данный момент, деятельность Макса — бэккинг и его Фонд, вызывающий большой интерес у коммьюнити.


    - Макс, расскажи для тех, кто еще не знает, что такое бэккинг?

    Если говорить общими словами, то бэккинг — это когда игрок хочет сыграть турнир или кэш, но, по какой-то причине, у него не хватает на это денег, и он обращается к другим игрокам с целью оплаты части бай-инов, под определенный процент от выигрыша.

    - Некоторые путают бэккинг с рекламным контрактом. Расскажи, в чем отличия?

    Рекламный контракт – это когда покерный рум заключает с игроком контракт, чтобы тот ездил на разные турниры или писал в свой блог, рекламируя при этом данный рум. Иногда румы дают деньги на бай-ины, но в этом случае игрок не платит руму проценты от доезда или платит, но совсем немного, что, конечно, не сравнимо с теми процентами, которые существуют в бэккинге.

    Основная коммерческая составляющая бэккинговой сделки – это именно ожидание того, что игрок будет играть турниры «в плюс». Деньги в этом случае делаются не с помощью привлечения известных имен или брендов, а непосредственно из выигрыша в турнире.

    Основное различие рекламного контракта и бэккинга в том, что, в первом случае, основная цель – это реклама, а во втором – поделить доход.

    - Что выгоднее, бэккинг или автономная игра?

    Все зависит от того, сколько у игрока денег и какие у него возможности. Если он оффлайн МТТ игрок, то ему без бэккинга вообще никак, если это онлайн игрок, то ему бэккинг не нужен.

    Главное в этой ситуации для игрока – не бояться использовать бэккинговые рычаги. Бэккинг – это рычаг, дающий больше возможностей сыграть крупные турниры. Без партнерства круг возможностей сужается, так что игрокам обязательно надо пользоваться бэккингом.

    Другое дело, возникают ситуации, когда выгоднее сыграть автономно, но это уже частные случаи, требующие отдельного разговора.

    - Макс, какие, на твой взгляд, есть успешные бэккинговые проекты в России? Вкратце опиши их.

    Самый успешный проект – мой. Подмигивающий

    «Gipsy» Сергей Рыбаченко, когда он бэккал людей на WSOP, и Иван Демидов занял второе место, был успешнее по результату, но это, по большому счету, единичный случай. В моем проекте десятки очень хороших иностранных игроков, а там было несколько начинающих российских онлайн игроков, в числе которых был и я, которые играли большие оффлайн события, и вышло так, что однажды доехали. Так что, думаю, «Gipsy», в этом плане, проект хуже.

    Были еще другие российские проекты, но они были еще менее успешными. Например, проект Александра Кравченко АК Team и Joker Team Натальи Орловой. Они не имели явно коммерческих целей, а, насколько я знаю, ставили перед собой другие задачи: им было интересно ездить в разные страны и так далее. Однако условия были прописаны таким образом, что игроки получали много, вследствие чего, бэккеры, по определению, не могли оказаться в плюсе. Они платили где-то 20–40% от своего доезда, в среднем доля составляла 33%.

    Эти условия не могут быть выгодны для бэккеров, к тому же, они оплачивали все расходы на поездку. Чтобы такие условия были для спонсора хотя бы «в ноль», игрок должен делать на турнирах около 60% рой (Return of Investments (ROI) — возврат инвестиций. Высчитывается следующим образом: количество выигранных денег/количество затраченных — 100% — прим. ред.). То есть, на каждый вложенный доллар должно приходиться 60 центов дохода, а это довольно много. Этого нельзя постоянно ожидать даже от очень ТОПовых игроков.

    Сейчас АК Team закрылся, Joker Team вроде продолжает еще работать, но, насколько я знаю, они в основном занимаются этим больше для развлечения, чем для денег. Это, конечно, можно понять, но в коммерческом смысле они не могут быть в плюсе. На мой взгляд.

    Мой проект – это наш бэккинговый Фонд, который объединил семнадцать людей, в том числе и Романа Шапошникова. Мы сложили свои банкроллы, покупаем доли и, в основном, бэккаем иностранных игроков на большие турниры. У нас уже было несколько крупных доездов. На данный момент мы выиграли больше $1,5 миллионов, так что это очень успешный проект.

    - Каковы реалии бэккинга в России?

    Сейчас этот процесс совершенно «слетел с катушек». Когда продажи долей только начали развиваться, на рынке появилось очень много необразованных продавцов и покупателей, которые не совсем понимали, что можно покупать и как. Из-за этого сейчас много довольно плохих предложений, которые легко продаются. Поэтому я уже в течение четырех месяцев практически не веду деятельность на российском рынке. На Россию приходится меньше 5% всех моих покупок, и, в большинстве случаев, они связаны с моими хорошими знакомыми.

    Сейчас в России ситуация очень благоприятная для игроков, то есть можно продать практически кого угодно по любому коэффициенту, и очень неблагоприятна для бэккеров, поскольку практически невозможно купить выгодную сделку. Надеюсь, через какое-то время эта ситуация изменится.

    - Часто ли в твоей практике профессиональные игроки соглашаются на бэккинг?

    Конечно, часто. Если профессионал играет турниры в Интернете за $100 и он хочет поиграть в оффлайне, то турнир за $5 000 он никак не может потянуть по своему банкроллу, и, конечно, ему выгодно продать доли с коэффициентом и сыграть турнир.

    - Как игроку выбрать спонсора?

    Существует множество критериев, но если в целом — выбирать того, кто больше заплатит. Сейчас в России, в этом плане, ситуация идеальная. Если вы выставляете доли на публичную продажу, то их достаточно бодро купят.

    Кому-то нужна стабильность, чтобы у него точно покупали, кому-то нужна помощь в организации поездки. Для стабильных есть модификации АК Team. Они предлагают контракт на три года. По деньгам это не очень выгодно для игрока, но в плане стабильности — может помочь. Не знаю, с кем они заключают соглашения, но, видимо, уровень игрока должен быть достаточно приличный.

    Правда, я не понимаю, как в покере можно на такой длительный срок, как три года, что-то рассчитать. Но это уже их дело.

    - Что, в твоем понимании, идеальный бэккинговый контракт?

    Не знаю, все это очень индивидуально. К тому же сейчас большинство бэккинговых сделок происходят не по контракту, а по одиночной продаже. То есть человек выставляет доли, его покупают и всё – он пошел играть.

    - Если бы ты был не покупателем, а игроком, как бы «продавал» себя?

    Если бы я был «Максом Кацем», я бы продавал доли публично. Если я был бы менее известным человеком, то попытался бы договориться с Фондом или еще с кем-нибудь о том, чтобы продавать ему доли приватно. Попытался бы доказать, почему я буду плюсовым в определенных турнирах и почему у меня надо покупать доли.

    Например, если со мной и Фондом кто-нибудь беседует, и мы коллегиально приходим к выводу, что игрок плюсовой на оффлайн турнире, то дальше он присылает предложение, а мы ему — деньги. Это автоматический процесс. Если бы я был хорошим, но неизвестным игроком, я бы поступил именно так – обратился бы в Фонд.

    - Что такое обучающий бэккинг?

    Это практически нераспространенная вещь. Это когда берут более или менее начинающего игрока и обучают с целью последующих финансовых вложений. Одно время я этим занимался, но сейчас перестал.

    - Почему?

    Много причин. Во-первых, в России люди неуважительно относятся к правам на игру. Например, ты кого-то учишь, это дает свои плоды, но потом игрок может очень неохотно выполнять свои обязательства по продаже долей. Дело в том, что в России нет уважения к договоренностям. У людей странная необходимость в том, чтобы быть под очень строгим контролем. Почему-то принято считать, что если тебя тотально не контролируют, то и необязательно выполнять свои обязательства.

    А с контролированием в покере дела обстоят не очень хорошо. Один раз научил человека играть, он все умеет и, в принципе, ничего кроме устного заверения в том, что он и дальше будет продавать тебе доли нет. Это очень трудный и неоднозначный процесс.

    - Какие положительные и отрицательные стороны возникают при заключении бэккингового соглашения со знакомыми?

    Со знакомыми часто работать сложнее, чем с чужими людьми. Почему-то считается, что со знакомыми можно не соблюдать взятые на себя договоренности, ведь все равно никто обижаться не будет. Во всех известных мне случаях жесткого невыполнения обязательств, когда один человек «кидал» много других людей, все происходило между хорошо знакомыми людьми. Чем ближе друзья, тем хуже конечный итог, поскольку ответная реакция будет весьма незначительной.

    Положительная сторона сотрудничества между знакомыми заключается в том, что незнакомому бэккеру игрок должен еще доказать свою перспективность с помощью статистики и других объективных показателей, а человеку, с которым он давно знаком, всего этого не надо. Знакомый бэккер может знать твой ход мысли во время игры, как ты анализируешь ситуацию, и только исходя из этого, заключит соглашение.

    - Макс, расскажи каковы основные цели Фонда?

    Основной моей целью при создании Фонда была покупка долей у игроков лично для себя. Но поскольку для этого мне не хватало банкролла, я нашел партнеров, которым это также стало интересно. Вместе мы начали покупать доли на иностранных форумах. Чистая математика — чем больше банкролл, тем больше долей ты покупаешь и, соответственно, имеешь больше влияния на рынке.

    - Макс, к тебе еще есть два вопроса от наших пользователей:

    Gran: Нет ли идеи вывода мелких долей Фонда на открытый рынок? Неименные акции, ежедневный открытый баланс, вторичный рынок, фьючерсы…

    Пока нет. Внутри Фонда у нас достаточно денег, и пока новые средства нам не нужны. Сейчас есть большой спрос на доли от Фонда, причем и на большие, и на маленькие. Недавно один человек лично мне заплатил $20 000, чтобы вступить в Фонд. Поэтому есть разные движения в этом направлении.

    На сегодняшний день вступление в наш Фонд стало иметь рыночную стоимость, и поэтому мы будем смотреть на ситуацию. Если мы своими внутренними силами сможем как-то модифицироваться, то останемся в текущем составе и не будем брать никого нового. Если нет, то начнем расширяться.

    АМА: Не секрет, что рынок продажи долей у нас ОЧЕНЬ сильно перегрет — малоизвестные и откровенно минусовые игроки умудряются продаваться с какими-то совершенно заоблачными коэффициентами. Отсюда вопрос: надо ли, на твой взгляд, как-то с этим бороться или проще подождать когда ситуация сама по себе в норму придет? И когда придет, кстати?

    По возможности, я пытаюсь с этим бороться. Например, когда начинают наглеть игроки «с именем», пытаясь продавать доли за очень большие деньги только потому, что у них есть известное имя. В этой ситуации можно бороться, нанося удар по их репутации. Но остановить покупателей, приобретающих доли у новичков без всякой статистики по 1:3 на российские турниры, нельзя. Остается только ждать, пока эти покупатели разорятся.

    как-нибудь надо бы поподробней узнать об этом!!!

    Комментировать могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Хотите зарегистрироваться?

    Еще посты от Kirill Vinogradov