Закрыть






«Покер для начинающих»бесплатно
Оставьте свой e-mail и
получите в подарок
легендарную аудиокнигу
Романа Шапошникова
«Покер для начинающих».





100% гарантия отсутствия спама





АктивностьНа форуме / В комментариях



    Барри Гринстайн: Run it Once, и только Ones!..

    05 мая 2014 в 02:17
    4208 2

    В журнале pokerplayer.co.uk появилась рубрика с интервью завсегдатаев популярнейшего телевизионного шоу «High Stakes Poker». И начали они — сделаем это и мы — с беседы с не самым разговорчивым в мире игроком на высоких лимитах — Барри Гринстайном (или Гринштейном, как кому угодно). А на десерт — пара видео раздач Барри с Сэмми Фархой и Томом «durrrr» Дваном.

     

     

    Шоу «High Stakes Poker» признано самым успешным в истории телевизионным проектом, посвященным покеру. Оно сделало настоящую революцию в этом плане и придало по истине звездный статус многим очень сильным игрокам в покер. С первого сезона прошло уже восемь лет — ранее таких долгожителей на покерном телевидении не бывало.

     

    Барри Гринстайн является одним из четырех участников всех без исключения семи сезонов серии — помимо него игры не пропускали лишь Даниэль Негреану, Антонио Эсфандиари и Дойл Брансон.

     

    Можно вспомнить немало памятных моментов HSP с участием Барри — это и переезд пары тузов королями Сэма Фархи (ниже мы расскажем об этой раздаче подробно — прим. пер.), и самая крупная на тот момент раздача в истории телевизионного покера против Тома Двана. Послушаем Барри, получившего прозвище «The Bear» — медведь.

     

    - В 2005 году, когда шоу HSP только стартовало, вы сразу почувствовали свою выгоду?

     

    Барри Гринстайн: — Тогда я был игроком в кэш и практически не участвовал в турнирах. Для меня это была великолепная возможность, так как я был на своей территории — против меня сражались игроки, сделавшие себе имя как раз в турнирах. На самом деле мне совершенно неважно было, что это показывают по ящику, — я воспринимал это шоу как отличную, сладкую и дорогую игру в кэш.

     

    - Насколько это шоу напоминало игры на хай-стейкс, которые проходили в ту пору в Вегасе?

     

    Барри Гринстайн: — Совершенно не напоминало, поскольку тогда по большим ставкам играли только смешанные дисциплины. Иногда мы играли в чистый PLO, но никогда — в NLHE. Несмотря на относительную нехватку опыта игры в безлимитный холдем, я понимал, что у меня все равно должно быть преимущество в HSP против по большей части турнирных бойцов.

     

    И так это и оказалось — я не раз и не два это доказал. Не помню, чтобы какой-то из выпусков заканчивался моим фиаско — максимум я терял один бай-ин, а если вы посмотрите статистику по EV, я там на последнем месте — мне совершенно не везло. По EV я ниже нормы на целый миллион долларов. И даже с учетом этого я умудрился остаться при своих. В последнем сезоне я проиграл Антонио Эсфандиари банк размером $600k с сетом против флэш-дро с гатшотом. Это был крупнейший для него банк на тот момент — вероятно, он дал толчок дальнейшим его успехам. Такие крупные выигрыши могут оказать на жизнь серьезное влияние.

     

    - В первом сезоне игра шла на лимите $300/600 с анте $100. Тогда это было дорого для вас?

     

    Барри Гринстайн: — Поначалу нет. В ту пору у меня в ячейке лежало несколько миллионов, так что даже проигрыш пятисот тысяч серьезно на мне не сказался бы. Однако с годами ставки на хай-стейкс в Вегасе упали, а на шоу — возросли, так что теперь это приличные деньги.

     

    «Черная пятница» вывела немало денег из покерной экономики, так что все стало более ощутимо. В итоге, когда я проиграл сначала $600k Сэмми Фархе, а затем почти миллион — Тому Двану, я это почувствовал.

     

    Барри Гринстайн

     

    - В отличие от других игроков на шоу, вы прославились тем, что всегда настаивали на единственном борде (Run it Once). Почему?

     

    Барри Гринстайн: — Я полагал, что это дает мне преимущество. Многие говорят, что с точки зрения математики разницы тут никакой нет, но у меня были веские причины настаивать на своем выборе. В ту пору в Вегасе мы играли в PLO с кэпом с парнями вроде Гаса [Хансена] и Сэмми [Фархи], которые буквально сорили деньгами. Когда я впервые с ними поиграл, то понял, что более подкован в игре. Они только и ждали, чтобы запустить два борда. Если они выставлялись в олл-ин, у них был неплохой шанс, по крайней мере, вернуть себе деньги. К тому же, это давало им возможность выбивать соперников из розыгрышей агрессивной манерой игры (так как знали, что у них всегда есть два шанса).

     

    Другой причиной моей приверженности единственному раскладу было то, что после больших проигрышей игроки склонны выходить из себя и заливать еще больше. Мне лучше остальных удается переживать поражения — спросите у любого, вам это докажут (вероятно, прозвище Барри можно объяснить еще и этим хладнокровием, ведь одно из значений глагола «to bear» — выдерживать нагрузку, испытания — прим. пер.) Таким образом, мне лучше удавалось извлекать выгоду из психологической разности в подходе к игре. Если вы успешно справляетесь с проигрышами, ваш выбор — Run it Once.

     

    Фил Айви раньше тоже все время просил дважды разложить карты на борде, но мы с ним как-то побеседовали, и он мне в конце сказал: «Думаю, я больше никогда в жизни не попрошу дилера дважды вытаскивать карты».

     

    - Фил — один из ваших лучших друзей. Как вы оцениваете его способности в покере?

     

    Барри Гринстайн: — Некоторые ошибочно приписывают Айви так называемый синдром саванта (редкое состояние, при котором лица с отклонением в развитии (в том числе аутистического спектра) имеют «остров гениальности» — выдающиеся способности в одной или нескольких областях знаний, контрастирующие с общей ограниченностью личности — прим. пер.), но они не правы. Он очень много работает над своей игрой и анализирует разные игровые ситуации. Думаю, он один из лучших игроков в том, чтобы разгадать план оппонента и определенным образом подстроиться под него.

     

    Я не раз видел, как Фил проигрывал кому-то в онлайне по полмиллиона, затем оборачивался ко мне и говорил: «Этот парень не жилец. Скоро он мне все отдаст — это лишь вопрос времени». И почти всегда он оказывался прав! Он великолепно понимает, что означает то или иное действие противника в той или иной ситуации — это настоящие шахматы! Обычно не проходило и недели прежде, чем соперники все проигрывали Филу. Это какой-то ужас.

     

    Я помню день, когда сказал ему, что отныне он является игроком топ-уровня. Я видел, что он сделал гигантский шаг вперед, его игра стала более зрелой, он перестал просто блефовать направо и налево. Он всегда был на шаг впереди. Я играл с очень многими сильными игроками, но никогда не видел, чтобы кто-то настолько глубоко понимал, что делают оппоненты.

     

    Розыгрыши из High Stakes Poker

     

    Убийца тузов

     

    Барри Гринстайн vs Сэмми Фарха (1-й сезон HSP). Размер банка: $361,800

     

     

    Ту раздачу помнят многие. Рейз $2,500 от пары тузов Барри, 3-бет $12,500 от королей Сэмми Фархи, 4-бет $52,500, пуш, колл. Второй картой на борде лег предательский король. Размер банка составил $361,800 — больше в первом сезоне никто не вы (про)игрывал.

     

    - Вы думаете, Сэмми мог выкинуть в этой ситуации?

     

    Барри Гринстайн: — Нет, вряд ли. Я помню, что думал о паре дам. Я решил, что с королями он сам бы задвинул. Мы до этого много играли с Сэмми в кэш и он хорошо знал мою игру — он понимал, что даже в последней раздаче дня (а таковой она и стала) я мог попытаться его просто переиграть.

     

    - Это был крупнейший проигранный вами банк на тот момент?

     

    Барри Гринстайн: — Я проиграл $180 тысяч, и это было ощутимо даже для меня, несмотря на то, что я играл тогда по крупному. Но после этого я, конечно, проигрывал и большие суммы.

     

    - С учетом того, что это была последняя раздача дня, как вы справились с этим поражением психологически?

     

    Барри Гринстайн: — Я мог позволить себе проиграть такую сумму — по миру не пошел, конечно, но дело в том, что на следующий день я должен был читать лекцию в Университете штата Иллинойс. Это поражение не позволило мне должным образом подготовиться к выступлению, и я извинился перед студентами за свою довольно бессвязную речь. Я объяснил, что несколько часов назад проиграл крупнейший банк с парой тузов против королей… Это была не лучшая моя лекция.

     

    Война против durrrr'а

     

    Барри Гринстайн vs Том Дван (5-й сезон HSP). Размер банка: $919,600

     

     

    Этот эпизод также помнят многие. Питер Истгейт сделал рейз $3,500 с AK, Барри поднял до $15,000 с баттона с AA, а Том Дван подколлировал с малого блайнда с ksqs. Истгейт — колл.

     

    На фолпе 4s2sqh Дван сделал лид $28,700, Истгейт ушел в пас, Барри поднял до $100,000, Дван перекрутил вновь до $244,600. В олл-ине соперники решили выложить доску один раз. Барри предложил разделить деньги, но Том отказался, и был прав — на терне пришла дама, позволившая Двану выиграть огромный банк.

     

    - Вы часто играли с Томом до пятого сезона HSP?

     

    Барри Гринстайн: — К сожалению, я лишь раз встретился с ним до этого за столом. Помню, подумал о том, что он играет дико. Когда началась игра, я сказал себе, что не позволю ему меня переблефовать. Сейчас Том очень известный игрок, но в то время я его таковым не воспринимал — он был для меня просто парнем из интернета.

     

    - Вы довольны тем, как разыграли свою руку?

     

    Барри Гринстайн: — У меня были предположения, что у него именно такая рука, но я все же надеялся на пиковые AQ — тогда у него не было бы аута по тузу. Я думал, что буду фаворитом, а оказался коин-флип. На самом деле вина за то, что я не выиграл тот банк, лежит на Питере [Истгейте]. Он был очень напуган, так как раньше никогда не играл так дорого. С AK он должен был просто делать пуш на префлопе. и тогда Дван ушел бы в пас. Это была большая ошибка с его стороны.

     

    - Как вы смогли положить Тома на конкретную руку?

     

    Барри Гринстайн: — Он очень недолго думал прежде, чем заколлировать на префлопе, так что я понял, что пар четверок или двоек там нет. Так что у него не сет — остается флэш-дро с совпадением.

     

    Я решил сделать рейз, так как не хотел оказаться в сложной ситуации на терне по выходу дамы или короля. Было достаточно много карт в колоде, которые меня не обрадовали бы. Я полагал, что буду фаворитом — в крайнем случае, монетка. К тому же, на тот момент я был в плюсе на $750 тысяч, и я решил рискнуть — если бы выиграл, поднялся бы до +$1,2 миллиона — рекорд для HSP.

     

    - Что там был за разговор между вами о возвращении денег и двойном раскладе борда?

     

    Барри Гринстайн: — На тот момент я был более опытным игроком и не знал, насколько большой банкролл у Тома. Люди неправильно поняли ту ситуацию, когда я предложил забрать деньги. По математике это было почти 50/50. Когда он попросил дважды разложить борд, я подумал, что для него это очень дорого. Да и для меня это было немало, но я, по крайней мере, даже в случае проигрыша не ушел бы в минус.


    Я старался быть вежливым, ни о чем плохом не думал. Предложив забрать назад несколько сотен тысяч, я просто пытался быть хорошим парнем. Он был для меня просто молодым игроком. Люди неправильно поняли тот отказ. Они восприняли это как мажорство. Но Том был чуть впереди и не хотел выглядеть глупо в ящике. Он не хотел, чтобы я подумал, что переиграл его. Зрители просто немного не поняли, что там произошло.

     

    Автор — Дейв Вудс (Dave Woods)

    Перевод и обработка материала —Александр «alexoxol» Гинько

    Статья была опубликована на www.pokerplayer.co.uk

    Админам:
    1) в новом движке почему-то картинки не выравниваются по центру, не знаю как победить;
    2) по умолчанию ставятся какие-то гигантские интервалы между абзацами, тоже не знаю, как их уменьшить.
    У нас тоже на Тренировочных Играх оффлайн любят поспорить о количестве бордов в оллине. И мои клятвенные заверения, что количество бордов не меняет ожидания, не помогают. Значит, есть другие соображения.

    Комментировать могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Хотите зарегистрироваться?

    Еще посты от Александр Гинько