Закрыть






«Покер для начинающих»бесплатно
Оставьте свой e-mail и
получите в подарок
легендарную аудиокнигу
Романа Шапошникова
«Покер для начинающих».





100% гарантия отсутствия спама





АктивностьНа форуме / В комментариях



    Гарри Трумэн. Президент-картежник…

    20 мая 2015 в 02:25
    2228 3

    Если бы когда-либо возник вопрос, какой президент США мог бы удостоиться чести быть представленным в Зале Славы покера, несомненно, им бы стал Гарри Трумэн — человек, который мог по несколько часов подряд проводить за карточным столом в кругу своих друзей и коллег. Он поистине обожал покер и с детским нетерпением ждал заветных карточных вечеров, а когда-то написал о себе так: «Знаете, я совсем как ребенок — просто не могу дождаться начала игры!»


    Гарри Трумэн

    В 1911 году, когда он только начал ухаживать за своей будущей женой Бесс, он убеждал ее в том, что “карты и танцы” — два рода занятий, от которых он получал истинное наслаждение, причем ни то, ни другое не находило отклика в сердцах религиозных людей. Сам же он утверждал, что не видит в этом ничего предосудительного.


    И с ним трудно не согласиться.


    Традиционно президентские особы развлекались, играя в гольф и баскетбол, а также бегая трусцой. Однако этого нельзя сказать о Трумэне. Коренастому выходцу со Среднего Запада, носящему очки, совсем не претили длинные прогулки, которым он, все же, с гораздо большим удовольствием предпочитал не менее длинные марафоны карточных партий за покерным столом. Что и говорить, Трумэн был по-настоящему помешан на покере, называя его своей “любимой бумажной работой”.


    Фраза “фишка дальше не идет”, хорошо известная в покерной среде, особую популярность получила именно благодаря Трумэну, сделавшему ее своим девизом. Джеймс Макманус в своей книге “Фулл ковбоя” писал, что таким образом он хотел показать американцам — пока он у власти, решение будет за ним.


    Под словом “фишка” в этом выражении на самом деле понимаются складные ножи, которые когда-то использовались игроками в покер в качестве фишки дилера.  


    За всю свою жизнь Трумэн провел бесконечное количество часов за покерным столом, часто играя с людьми, с которыми познакомился еще в бытность молодым солдатом в годы Первой мировой, но делал это всегда ради самой игры и рождаемого ею духа товарищества.


    «Он придумал свое лекарство от сумасшествия… Покер! Это была игра длиною в жизнь!» — рассказывал старый армейский приятель Трумэна капитан Роджер Сермон в книге Дэвида Маккалума, посвященной жизни Трумэна. В этой книге покер, к слову, упоминается тридцать раз.


    Покер неотступно сопровождал Трумэна по жизни: он играл в карты и на полях сражений Первой мировой, и будучи в запасе годами позже, и в годы своего президентства в Белом доме… на бортах кораблей и в поездах… в окружении самых влиятельных и сильных мира сего или же просто в компании старых друзей, умевших поддержать достойную партию.


    Клуб Харпи


    После Первой мировой войны Трумэн вернулся в свой родной штат Миссури, где вскоре стал полномочным представителем округа Джексон. Там он часто играл в покер со своими подчиненными и ветеранами войны. Кроме того, Трумэн занимал должность окружного судьи, а потому кружок игроков в покер часто собирался в здании напротив суда. В 1924 году они объединились в клубное сообщество — Клуб Харпи, негласным главой которого стал Трумэн.


    Как пишет исследователь из Президентской библиотеки Трумэна Рэймонд Гесельбрахт, игры проводились раз в неделю, а минимальная ставка составляла 10 центов с ограничением в три рейза на круг. В этих еженедельных играх Трумэн принимал участие до самого своего избрания в Сенат в 1935 году.


    Трумэн никогда не был беспощадным игроком, главной и единственной целью которого была победа любой ценой. Нет, покер для него был лишь отличным способом снять напряжение и восстановить психологическое равновесие: к этой успокоительной пилюле он обращался особенно часто в беспокойные и полные бесконечных волнений месяцы после смерти Рузвельта.


    Трумэн за игрой в покер


    Брюс Ламберт, член клуба Харпи и завсегдатай игр в Индепенденсе, отзывался об игре Трумэна не самым лестным образом, утверждая, что тот часто играл как “болван” — коллировал все ставки и не умел выкидывать карты в пас.


    «Он был очень любопытным и всегда хотел взглянуть на карты соперника, зная при этом, что оппонент обязательно получит удовольствие от победы над ним, с чем он, впрочем, с легкостью мирился, — рассказывал Ламберт в интервью для Библиотеки Трумэна в 1981 году. — Но и наказывать противников он умел и получал от этого не меньшее удовольствие».


    Он никогда не говорил об этом прямо, но вероятнее всего, за покерным столом Трумэн чувствовал себя, наконец, обычным человеком, играющим в абсолютно нормальную игру, что было неудивительно — он играл в покер всегда, с огромным нетерпением ждал своих еженедельных “карточных встреч” на борту президентской яхты “Уильямсбург”. Именно о покере он писал своей жене Бесс как об игре, приводящей его в детский восторг.


    Достаточно отметить тот факт, что, будучи президентом, он специально нанял военно-морских плотников, чтобы те соорудили для него особый покерный стол для яхты и для его резиденции во Флориде. Прекрасный круглый стол на семь боксов, перед каждым из которых были вырезаны специальные выемки для фишек и сделаны металлические подставки для стаканов с напитками. А в самом центре стола — восхитительное зеленое сукно совершенной формы и качества.


    Помимо этого, у Трумэна были особые фишки с его президентской печатью, и абсолютно точно известен по крайней мере один случай, когда президент пожелал заменить своего секретаря, признавшегося, что он не пьет и не играет в карты.

    Президентские фишки

    Сегодня один из упомянутых столов находится в Малом Белом доме Трумэна в Ки-Уэсте, штат Флорида, а фишки — в Библиотеке Трумэна. Второй стол ныне утерян.


    В период своего президентского срока Трумэн, по крайней мере, единожды возвращался в Клуб Харпи. По словам Гесельбрахта, в тот день игру проводили в доме одного из членов клуба. В столь волнительной обстановке никто не смел позволить себе присесть до тех пор, пока этого не сделал президент. Игра для него шла довольно успешно, но затем вдруг агент секретной службы что-то прошептал ему на ухо, и президент был вынужден внезапно покинуть зал.


    «Он стремительно встал и со словами “Счастливо, ребята”, быстро покинул зал, хлопнув дверью и оставив на столе все свои фишки, которые, кстати, представляли собой довольно приличную сумму денег. Мне и по сей день интересно, кто же все-таки взял тогда его деньги», — рассказывал член клуба Харпи и игрок в покер Эй Джей Стивенс в интервью от 1966 года.


    При этом игру Трумэна нельзя было назвать сильной. Конечно, он хотел выиграть, но гораздо большее значение для него имело то, что остальные игроки не чувствуют скованности и отлично проводят время.


    В бытность президентом Трумэн обычно принимал участие в играх с бай-ином $500 с возможностью докупить еще столько же в случае проигрыша. Рейк в игре составлял 10% от банка и шел в так называемую «чашу бедняков» — иначе говоря, в пользу игроков, ранее проигравших оба своих стека. Также он всячески поощрял и сам не гнушался такими «запрещенными» приемчиками, как подглядывание в карты оппонентов и мелкое подворовывание их фишек.


    Единственное, что было в этой игре всерьез, особенно на исходе Второй мировой войны, так это то, что приглашенные игроки делились своими авторитетными мнениями о том, каков должен быть уклад современной жизни — их ранг позволял им это делать, даже если они ничего не смыслили в покере.


    Корабль и поезд — две важнейшие игры Трумэна


    За свою жизнь Трумэн накопил солидный стаж игры в покер, но особенно необходимо выделить две карточные сессии, пришедшиеся на его президентский срок.


    Потсдамская конференция проводилась в Германии в период с 17 июля по 2 августа 1945 года. На повестке было обсуждение союзниками послевоенного устройства Германии, а также ратификация Потсдамской декларации, предлагавшей Японии добровольную капитуляцию, которая не была принята.


    Во время конференции Трумэн сообщил союзникам о своем «тузе в рукаве» — атомной бомбе. На самом деле Иосиф Сталин узнал об этом значительно раньше от своих секретных служб, внедренных в Проект Манхэттен. Но после того, как Япония отказалась капитулировать, Трумэн одобрил использование атомной бомбы.


    Осознание того факта, что в любой момент на один из городов Японии, полный мирных граждан, обрушится уничтожающая сила атомной бомбы, давалось Трумэну нелегко. Он принимал это решение с тяжелым сердцем, и все же продолжал искренне верить, что это был единственный путь избежать еще большего количества жертв.


    Покер на яхте «Уильямсбург»

    В этой сложной и напряженной обстановке Трумэн на борту американского судна “Аугуста” отправляется бороздить пространства Атлантического океана. Чем же занимал себя Трумэн в эти бесконечные часы? Он устроил недельный турнир по покеру: каждый день игра начиналась в 8:30 утра и продолжалась до глубокой ночи. Лишь 6 августа он позволил себе оторваться от своей запойной игры, чтобы сообщить мировому сообществу о том, что случилось с Хиросимой.


    Именно в процессе этой исторической игры, в которой, кстати, принимали участие и журналисты, Трумэн проболтался об атомной программе. Он верил этим людям. Это было другое время. Несмотря на то, что каждый из них пытался отнять друг у друга деньги, они все были вместе, все заодно. Война скоро должна была кончиться, и Трумэн внимательно следил за картами.


    Семью месяцами позже Гарри Трумэн и Уинстон Черчилль сели в вагон поезда  "Фердинанд Магеллан" и направились в штат Миссури, где им предстояло произнести речь. Маккалум пишет, что Трумэну все же удалось втянуть Черчилля в игру после того, как последний осушил-таки пять порций скотча:


    — Мистер Президент, я думаю, раз уж мы играем в покер, я должен называть Вас просто Гарри, — заявил Черчилль.

    — Хорошо, Уинстон, — ответил Трумэн.


    В процессе игры, когда уже стало понятно, что Черчилль хорошенько проиграется, Трумэн призвал других игроков пощадить англичанина, несмотря на данные ими прежде обещания играть в полную силу. Проиграв около двух с половиной сотен долларов, Черчилль покинул игру далеко за полночь, чтобы подготовиться к своей речи.


    Поезд прибыл в колледж, в котором Черчилль должен был произнести речь, признанную им позже самой важной в его жизни. В дальнейшем она получит известность как "речь о железном занавесе”. Черчилль ненавидел Советский Союз, и именно в этой речи он обозначил ряд важнейших причин, по которым Америка должна была выступить против коммунизма. Трумэн поддержал Черчилля, и ход истории был изменен.


    Трумэн никогда не прекращал играть и часто садился за покерный стол даже много позже своего выхода на пенсию — все с теми же людьми, с которыми он играл с 20-х годов. Игра в покер была единственным настоящим развлечением этого человека…

     

    Перевод материала — Валерия Сачко
    Обработка и редактура — Александр Гинько

    Статья была опубликована на http://www.cardplayer.com

    Кто такая Валерия Сачко?
    Мой протеже-переводчик. :) А что, есть претензии к материалу? ;-) Я мог бы писать себя в авторстве, но мы люди честные)))
    Правильно, Саш, нанимай негров!:) Валерия, не обижайся, профессиональная шутка.Литературный негр - это тоже профессия. Достаточно оплачиваемая. Только обычно нас даже в титрах не указывают.

    Комментировать могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Хотите зарегистрироваться?

    Еще посты от Александр Гинько