Обновить страницу
  • Аудиокнига Романа Шапошникова ''Покер для начинающих''. Бесплатно и легально!\ title=
18 страниц V  < 1 2 3 4 > »   
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Тексты, которые мне интересны., Давайте ими делиться.
Цинциннати
сообщение 27.10.2013, 17:24
Сообщение #21


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1276
Регистрация: 17.1.2009
Из: Москва
Пользователь №: 9214



Если вы хотите выиграть денег в оффлайне, или это хотя бы одна из причин, почему вы там играете, - запомните одну простую логическую вещь, о которой все так быстро забывают, и которой страдают 99% людей, считающих себя профессионалами.

Никогда ничему никого не учите, никогда никого не исправляйте, и всегда улыбайтесь, когда вас называют фишом. Если кто-то говорит что вы расстроены, - соглашайтесь, если кто-то думает что вы дебил, - соглашайтесь, если кто-то думает что у вас все плохо, - соглашайтесь, если кто думает что вам прекрасно, - соглашайтесь; соглашайтесь со всем, что о вас думают и говорят - если ваша цель деньги, поверьте, рано или поздно это принесет вам хорошие дивиденды.


Оффлайн явно не то место, где вы можете себе позволить быть тем, кто вы есть
]
оставьте себя для своей настоящей жизни



Навеяно.


пост с другого ресурса:


"1. Если тебя «покалечили» сыграв неправильно, не надо тут же кидаться выяснять отношения «как ты заколлировал моего оленя на терне?». Реагируй спокойнее, если не хочешь за столом выступать в роли бесплатного тренера.

2. Не надо даже заострять внимание на ошибках третьих людей: «Борька выиграл лямок в НЛ и тут же проиграл 3 мне в разз», «Петька затащил мейн и сел играть со мной ХА кеш потом». Борька и Петька уже, возможно, сделали выводы из своих проигрышей. А слышавшие за столом твой рассказ уже вряд ли в тебя проинвестируют в будущем. Во-первых, они предупреждены тобой же, а во-вторых, они не хотят, чтобы про них ты потом так же за глаза рассказывал, как про идиотов.

3. Если тебя в свою очередь кто-то обвиняет в фишовости, то к чему переубеждать в этом оппонентов, рассказывая им свои мысли про оптимальные действия на дистанции, диапазоны и прочее. Тут возможны лишь два варианта после твоих лекций: либо тебя воспримут за дурачка-очкарика, который закопался в своих учебниках, с которым неинтересно общаться, либо за какого-то сверхпродвинутого, но результат будет одинаковым – скорее всего, перестанут с тобой играть в обоих случаях.

4. Поразило однажды на форуме обсуждение одного российского ника, который проиграл приличные деньги на покерном сайте. Подумайте, каково ему было читать или слышать потом от знакомых про себя пересказы написанного, что-то типа «наверное, какой-то заворовавшийся чиновник» или еще что-то в том же духе. Тут имеет смысл определиться, какой из трех вариантов тебя более устраивает: 1) Ты играешь, чтобы выигрывать; 2) Ты играешь, чтобы хорошо провести время; 3) Тебя сегодня зовут Навальный, и ты неотвратимо желаешь выяснить происхождение денег у всех твоих сегодняшних партнеров по столу. В живой игре вариант номер 3 я точно никому не советую.

Непонимание каких-то из этих пунктов – полнейшая недальновидность, на мой взгляд."

( Алексей Макаров, источник: Джипси тим)
Перейти в начало страницы
 
  +Цитировать сообщение
Roman Shaposhnik...
сообщение 15.12.2013, 14:01
Сообщение #22


Активный участник
***

Группа: Преподаватели
Сообщений: 11614
Регистрация: 2.3.2007
Из: Москва
Пользователь №: 94



"Милосердие - мужская работа". Текст Захара Прилепина.

Впервые на этой мысли я поймал себя в Чечне: отчего есть комитет солдатских матерей, а комитета солдатских отцов нет.

Солдатские матери меня раздражали, я находил их работу деструктивной, крикливой, глупой. Сегодня я не столь категоричен. Эти матери следовали своим представлениям о том, что такое добро и что такое зло. Они боялись за своих детей, и страх их был деятелен.

В конечном итоге, они совершили множество подвигов: ездили на переговоры к самым настоящим боевикам, выпрашивали, выманивали, выкупили своих детей, многих спасли. А то, что они мешались под ногами у российской армии — так, помимо матерей, имелись куда более серьёзные враги, и обитали они, как правило, в кремлёвских коридорах.

«они совершили множество подвигов: ездили на переговоры к самым настоящим боевикам, выпрашивали, выманивали, выкупили своих детей, многих спасли»

В общем, отцам было чем заняться: хочешь в Чечню езжай, хочешь ходи на Кремль, но только не спи, батя.

Представления не имею, когда в России был выведен этот тип современного мужчины, которые обитает в районе дивана, не любит суетиться и в основном делит сферу активной жизнедеятельности на два подвида: а) это не моё дело; б) это не мужское дело.

Можно поговорить о том, что эти самые «солдатские матери» и создают таких мужчин — но мы не будем сейчас эту тему мусолить.

Всё обстоит так, как оно обстоит. Женщина постоянно оказывается на передовой.

Она рожает мужчину, она воспитывает мужчину, она присматривает за всем. За люлькой, за лялькой, за домом, за лесом, за всяким иным благом. Собственно, фронт, где мужчин вообще сложно рассмотреть — это, к примеру, благотворительность.

Я лично знаю двух женщин, которые этим занимаются — Чулпан Хаматова и Авдотья Смирнова. С Чулпан мы чуть-чуть знакомы, с Дуней мы друзья. То, чем они занимаются — это... хотел написать «адова» работа, но слово показалось неподходящим. Это очень тяжёлая работа. Я попытался найти сравнение с какой-нибудь сугубо мужской работой и подумал, что, наверное, их занятия — если вникнуть в то, как выглядит повседневная деятельность этих женщин (фонды, чиновники, бумаги, родители, дети, косность, ужас, боль) — можно сравнить по степени физических затрат с работой дальнобойщиков. Особенно когда у дальнобойщика огромная его машина сломалась посреди леса, зимой, в метель и стужу, и там он её чинит, всюду опаздывая. Чинит и чинит. Отморозил и пальцы, и... всё отморозил. И никто не придёт на помощь.

Можно озвереть и потерять веру в человечество с такой работой. Я уж не буду рассказывать, что мне говорила Дуня про свои дела, и про заботы Чулпан.

А они, в конце концов, не дальнобойщики, а молодые, красивые и очень талантливые женщины. Может быть, самые талантливые женщины в нашей стране сегодня — в той профессии, которая у них вроде бы является основной. То есть, им вполне можно было бы «реализовывать себя в искусстве», и никто бы с них не спросил ни за что. Но они сами с себя спросили.

«Ни одного мужчину, который занимается спасением детей (собак, инвалидов, мигрантов, „срочников“) я не знаю»

Ни одного мужчину, который занимается спасением детей (собак, инвалидов, мигрантов, «срочников») я не знаю. Наверное, они есть, однако... редко встречаются, редко. Впрочем, догадываюсь, что один мой знакомый чем-то подобным занимается. Но он бывший бандит, скорей всего, убийца — так что, у него есть свои побудительные мотивы. Не попасть в ад, например.

Неужели мужчине прежде чем спасти кого-нибудь, надо кого-нибудь убить? Нельзя как-то миновать эту стадию и сразу перейти к спасению? Я искренне убеждён, что в силу того, что из мужчин получаются лучшие повара, лучшие космонавты, лучшие дизайнеры и лучшие солдаты — они и в этом деле смогут оказаться лучшими.

«Неужели мужчине прежде чем спасти кого-нибудь, надо кого-нибудь убить?»

Надо, в конце концов, отобрать у женщины и это право — считаться априори более доброй и милосердной.

О, вы не знаете, какими добрыми бывают мужчины. Их доброта может растопить льды (в хорошем смысле, не в экологическом) и отогреть многих и многих страждущих. Мужик — он же большой, горячий, пушистый — как сенбернар, как три сенбернара, он любой завал разворочает и найдёт котёнка, или кого там.

Помните памятник солдату-освободителю в Берлине, с ребёнком на руках? Вот он — образец. Верю в мужика.

Самое сложное выступление моё случилось где-то под Улан-Удэ, в детском доме.

Мне предложили там поговорить с детьми — я не смог отказаться. Была надежда, что хотя бы дети будут относительно подросшие — мне тогда проще было бы. Приехал и ахнул — моим слушателям и зрителям оказалось от двух до шести лет.

Я привык общаться с куда более взрослой аудиторией, признаться. Но взял себя в руки и пошёл к ним. Слово за слово, разговорился, вспомнил какие-то сказки-присказки, понемногу развеселил их. Быть может, они не поняли и половину того, что я им говорил, но точно поняли, что дядя — добрый.

Через полчаса они все сидели у меня на коленях, обнимали за шею и целовали куда-то в ухо, шёпотом спрашивая: «А вы правда так любите детей?» Правда, люблю.

В детдоме работали одни женщины, и они очень хвалили меня потом. Искренне, я же видел. С искренним удивлением: где ты, мол, этому научился? Глава детдома, спокойная, чуть (или не чуть?) уставшая женщина долго смотрела на меня, и, кажется, я догадался что она хотела сказать. «А приходите к нам работать» — вот что. Но она знала, что не приду, и не хотела праздных слов. Я не знаю, смогу ли я когда-нибудь работать в детдоме: в конце концов я ещё не вырастил своих четверых. Но я догадываюсь, что я могу сделать. То, что в моих силах уже сейчас.

Братья мои, мужчины. Пока не началась война, давайте сделаем что-нибудь доброе. Зла мы ещё успеем натворить. Это никогда не поздно. Останется ли потом время на добро, вот в чём вопрос.

Как выясняется, для того, чтобы благо творить, нужно не так много доброты. Куда больше нужно силы. Силы и мужества.

Где же этого товара взять, как не у нас.

Захар Прилепин



Оригинал http://nuzhnapomosh.ru/2013/12/miloserdie-muzhskaya-rabota/
Перейти в начало страницы
 
  +Цитировать сообщение
Miranchez
сообщение 25.12.2013, 18:29
Сообщение #23


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 654
Регистрация: 11.11.2011
Пользователь №: 48302



Недавно наткнулась, и где-то очень проняло. Сейчас, видимо накануне праздников, когда вокруг (и не только))) реально много всякого утомления, недовольства, раздраженности, нашла и перечитала. Помогло)))

http://www.12online.ru/blog/na-nosu-goryachiy-blin




Перейти в начало страницы
 
  +Цитировать сообщение
Цинциннати
сообщение 26.12.2013, 0:32
Сообщение #24


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 1276
Регистрация: 17.1.2009
Из: Москва
Пользователь №: 9214



Спасибо, очень хороший текст.
Перейти в начало страницы
 
  +Цитировать сообщение
Iva
сообщение 13.2.2014, 9:45
Сообщение #25


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 4374
Регистрация: 15.5.2008
Из: Москва
Пользователь №: 3361



Не могу не запостить:

"У художника Калашникова в Волынах жила черепаха по имени Герцогиня. Хорошая была черепаха. Породистая. Но уж больно ветреная и непостоянная. Чисто герцогиня. А уж такая резвая, что только зазеваются хозяева, она сразу бежать. Однажды приезжий мальчик Максим поймал ее в реке. Он схватил ее, побежал в деревню и кричал: "Смотрите, смотрите, в Волынах черепахи водятся!". Так перевозбудился, что у него ее еле отняли.
И тогда художник Калашников стал к панцирю на изоленту приматывать веревочку. А веревочку привязывал к колышку, а колышек вбивал в землю. Герцогиня стремглав бросалась в траву, но веревочка ее удерживала. И потом по веревочке ее всегда притаскивали обратно. Черепаха огорчалась, и художнику Калашникову, человеку доброму и честному, становилось неловко. Потому что нехорошо, когда один человек лишает другого свободы.
Он долго думал и придумал. Он надул чудесный голубой шарик, привязал к нему длинную ниточку, и лейкопластырем прикрепил к панцирю. И Герцогиня стала гулять где ей вздумается. А когда приходило время ложиться спать, художник шел по деревне, смотрел, где шарик, брал Герцогиню на руки и нес домой. Потом художник умер. Герцогиня до сих пор еще жива."

Стащила в ЖЖ Ройзмана: http://roizman.livejournal.com/1655149.html#comments
Перейти в начало страницы
 
  +Цитировать сообщение
Gran
сообщение 13.2.2014, 11:19
Сообщение #26


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 4073
Регистрация: 16.12.2008
Пользователь №: 8124



Раз уж пошли о черепахах...

История о том, как известный иерусалимский поэт Г. понял, что допился.
Рассказана не менее известным иерусалимским поэтом К.

Пролог:
У известного иерусалимского поэта Г. есть друг, известный иерусалимский
художник Б., живущий неподалеку. У художника Б. дома живет большая
(действительно большая) черепаха. Однажды Б., встав среди ночи попить
водички, споткнулся о ползущую черепаху. Дабы трагедия не повторилась,
Б. пометил панцырь черепахи фосфоресцирующей краской.

Собственно история.
Г. и Б. выпивали на квартире у Б. Крепко выпивали, настолько, что Г.
понял, что до дома ему не дойти, и остался ночевать у Б. Встав среди
ночи попить водички, Г. понял, что допился - прямо на него в абсолютной
темноте медленно ползло яркое зеленое слово "ХУЙ"...
Перейти в начало страницы
 
  +Цитировать сообщение
Iva
сообщение 13.2.2014, 11:24
Сообщение #27


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 4374
Регистрация: 15.5.2008
Из: Москва
Пользователь №: 3361



Ты забыл прилагательное "светящееся" )
Перейти в начало страницы
 
  +Цитировать сообщение
avpog
сообщение 26.2.2014, 17:54
Сообщение #28


Активный участник
***

Группа: Платный форум
Сообщений: 2664
Регистрация: 13.3.2011
Пользователь №: 41565



Гнутся шведы: как русский бизнесмен выбил из IKEA 25 млрд рублей
Перейти в начало страницы
 
  +Цитировать сообщение
Alexey2K
сообщение 27.2.2014, 0:16
Сообщение #29


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 614
Регистрация: 25.10.2009
Из: Москва
Пользователь №: 20760



Вообще-то претензии этого жулика арбитражный суд отклонил, т.к. некоторые документы, представленные им, были сфабрикованы.
http://kbr.news-r.ru/news/economy/ikea_off...nerative_fraud/
Кроме того ИКЕА, будет настаивать на уголовном преследовании афериста.
Когда мне впервые довелось ознакомиться с этим делом, вся сомнительность его претензии уже была очевидной.
Перейти в начало страницы
 
  +Цитировать сообщение
avpog
сообщение 27.2.2014, 0:47
Сообщение #30


Активный участник
***

Группа: Платный форум
Сообщений: 2664
Регистрация: 13.3.2011
Пользователь №: 41565



Там написано что по второй претензии отклонил, а по первой ИКЕА расплатилась. И дальше внизу написано, что уже третий суд состоялся и тоже в пользу ИКЕА.
Перейти в начало страницы
 
  +Цитировать сообщение
АМА
сообщение 25.3.2014, 23:08
Сообщение #31


Активный участник
***

Группа: MTT
Сообщений: 2087
Регистрация: 15.1.2009
Пользователь №: 9142



Владимир Пастухов

Крестный поход

Сегодня Россию населяет другой народ — воодушевленный, воцерковленный и одержимый. Он мало чем напоминает тот унылый и забитый народец, который жил здесь всего лишь месяц назад. Если бы я был Гоголем, то написал бы о русской птице-тройке, которая понеслась с места в карьер. Но я не Гоголь, хоть и родился в Украине, и живем мы во времена, когда «железный конь пришел на смену крестьянской лошадке». Однако удаль молодецкая осталась еще, конечно. И когда крутой водила повернул заржавевший ключ зажигания, то раздолбанные «Жигули» поперли вперед, словно танк. Пока все внимание и лавры достались лихому шоферу. Но по-настоящему, гораздо большего внимания заслуживает взбодренная им «русская машина», которая то ржавеет десять лет в гараже, то мчится бешеным аллюром по украинским степям.



Русские моторы

Конечно, Путин зажег Россию. Но надо признать, что раз зажег, то было чему гореть. На первый взгляд есть в единодушном стремлении русского народа вернуть себе Крым что-то детское и непосредственное. Тут и Олимпиада сыграла свою роль, потому что присоединение Крыма воспринимается многими по инерции в спортивном ключе, как выход в четвертьфинал, как победа московского «Спартака» над киевским «Динамо». Но это только поверхностное впечатление. Речь идет вовсе не о сиюминутной страсти, которая вспыхнула невзначай. Путин разбудил в душе русского народа зверя, который долго томился в неволе, зато теперь готов вволю порезвиться. Зверя этого зовут «русское мессианство».

Русское мессианство бездонно. Его корни так глубоки, что докопаться до них практически невозможно. Они спрятаны далеко в Византии, в третьем Риме, в панславизме и в коммунистическом интернационале, в конце концов. Русские не исполняют миссию (тем более что она невыполнима), они ею живут, они — ее функция. Миссионерство было (и, видимо, остается) движущей силой русской истории. Конечно, русские не единственный в мире народ, который так зацепила мессианская идея, но они, безусловно, стоят в первой шеренге среди самых отчаянных. Миссионерство — это русское подсознание, русский безусловный рефлекс. Все, кто умел читать книгу русской истории, об этом помнили и с напряжением ждали, когда рефлекс сработает. Дождались.

То, что в русском сердце снова проснулась мессианская идея, неудивительно. Удивительно то, что она проспала так долго — целую четверть века. Для русского культурного кода это безумно долгий срок. Объяснить такую длинную паузу можно только глубокой депрессией и историческим шоком, который русский народ пережил после распада СССР, когда от советской империи сразу отвалилась почти четверть территории и чуть меньше половины населения. В 1991 году русский народ был поставлен перед фактом, однако смысла и значения произошедшего не осознал и не принял, затаив в сердце обиду. Обидой этой втайне питалась все эти годы мессианская идея.



Американский бензин в костер мессианства

Русский танк заправлен американским топливом. Если уж Россия — «большая автозаправка», то США последние двадцать пять лет были для нее главным поставщиком «бензина». Именно благодаря их усилиям в России возник Веймарский синдром, который пробудил в русской душе те же инстинкты, которые двигали немцами после поражения в Первой мировой войне.

Двадцать пять лет американцы «троллили» Россию. Победители в холодной войне не были слишком щепетильны. Никакого «плана Маршалла» России не предложили. Напротив, она стала донором экономического подъема на Западе, позволив отсрочить там экономический кризис почти на два десятка лет. США не считали нужным идти навстречу интересам России ни по одному из психологически значимых для нее вопросов, превращая умирающую империю в безмолвного свидетеля уничтожения ее бывших союзников. При этом следование нормам международного права со стороны Запада действительно было весьма казуистичным. Как бы ни относиться сегодня к Путину, но отказать ему в логике полностью нельзя. Весьма спорная во всех отношениях политическая доктрина «права нации на самоопределение» применялась Западом неделикатно и избирательно, то есть в зависимости от того, о какой именно нации идет речь.

Украина внесла свою лепту в этот «троллинг». Получив Крым в качестве отступного от ельцинских «либералов», мало чем отличавшихся от сегодняшних украинских «радикалов», Украина очень быстро забыла о «трофейном» происхождении этой территории. Историческим курьезом выглядели торги по поводу военно-морской базы в Севастополе, за которую Россия платила Украине так, как будто бы это была американская база на Филиппинах. Все эти годы сменяющие друг друга украинские правители занимали одинаково двусмысленную позицию, требуя от России экономической поддержки и одновременно демонстрируя свою политическую лояльность США. При этом время от времени в Киеве случались приступы русофобии, которые провоцировали ускоренную украинизацию в регионах, заселенных русскими и русскоязычными украинцами. Особенно остро это ощущалось все в том же Крыму, где к середине нулевых от первоначально обещанной автономии практически ничего не осталось.

С высоты сегодняшнего дня можно утверждать, что на самом деле холодная война не прекращалась все это время ни на минуту. Она просто стала менее интенсивной, выродившись в cold war light. В определенном смысле мир даже стал сейчас более честным. Два десятилетия американцы притворялись, что сотрудничают с русскими, а русские делали вид, что разделяют американские ценности. И то и другое было ложью, и сейчас эта ложь вылезла наружу. Можно долго спорить о том, кто в каждом конкретном случае был прав, а кто виноват, но трудно оспаривать то, что русские не смирились с поражением и все это время воспринимали свое положение как унизительное и оскорбительное, затаив в душе «свинство».



Первый дифференциал русской истории

Лев Толстой писал, что огромные массы людей обычно приходят в движение потому, что их объединяет некое простейшее, но всеобщее чувство, в основании которого лежит единый универсальный интерес. Он называл эту элементарную общественную частицу, заставляющую народы совершать исторические поступки, «дифференциалом истории». По сути, вычисление дифференциала современной ему русской истории было одним из главных скрытых мотивов творчества Толстого.

С начала 90-х годов прошлого столетия Россия находилась в непрерывном поиске некой «новой идеологии», которая могла бы пробудить заснувшую русскую пассионарность. Все попытки сконструировать эту идеологию из обломков умозрительных теорий, позаимствованных либо из своего прошлого, либо из чужого настоящего, заканчивались неудачей. И вдруг выяснилось, что решение лежало на поверхности. Всеобщим дифференциалом посткоммунистической России оказалась тоска по имперскому величию, желание ответить за все нанесенные русской душе обиды, прервать цепь унылых поражений.

И стоило найтись достойному поводу, как вся Россия взъярилась без всякого понуждения. И уже не Путин подгонял народ, а народ, затаив дыхание, молился, чтобы Путин не отступил. И дело было уже не в Украине и не в Крыме (о котором за четверть века, по правде говоря, мало кто вспоминал, если не считать Лужкова, конечно). Народу нужна была победа, неважно, в чем, и неважно, где, но — победа. Нужно было прервать казавшуюся унизительной цепь поражений, а именно так воспринимались русским сознанием американская силовая политика в Югославии, в Афганистане, в Ираке, в Ливии или в Сирии. Путин выиграл потому, что уловил этот порыв, вычислил этот дифференциал и запустил процесс, который уже не остановится до тех пор, пока все топливо (смесь обиды, ненависти и жажды реванша) не выгорит. Так что рассчитывать на быстрый финал этой исторической эпопеи было бы серьезной ошибкой.



Без тормозов...

У «русской машины» сломанный спидометр и нет тормозов. Она безопасна, только когда стоит на месте. Американцы вели себя на дороге по отношению к России так, как вальяжный владелец крутого авто ведет себя по отношению к хозяину разбитого корыта, которому место в музее автомобильных реликвий. Они не то чтобы прямо хамили, но аккуратно «подрезали» на поворотах, пользуясь преимуществом в мощности и скорости. Украина оказалась последней каплей, на которой терпение обладателя «раритета» закончилось. Он развернулся и поехал по «встречке» прямо в лоб. И зря Меркель считает Путина неадекватным. Он не более неадекватен, чем Аттила в глазах жителей осажденного Рима. Он знает, что закрасить царапину на капоте заокеанского лимузина будет дороже, чем целиком отреставрировать его драндулет, и поэтому не сомневается, что Обама свернет на обочину.

Неадекватен в этой ситуации, скорее, не Путин, а лидеры Старого и Нового Света, которые не понимают, что произошло. Конфликт лишь поверхностно связан с Украиной и тем более с Крымом. Это всего лишь повод. Война объявлена не Украине, а Западу, его политике, идеологии, его жизненному укладу, его ценностям и образу мыслей. Это «священная», то есть идеологическая и религиозная война, которая обречена стать тотальной. Ее целью не является приобретение каких-либо территорий (их в России и так более чем достаточно, свои некому осваивать). Присоединение Крыма — это сакральный акт, лишенный экономического и политического смысла. Такая война ведется до полного уничтожения одной из сторон. Ее итогом будет либо поражение Запада, либо распад России. Не исключено, что единственным бенефициаром этого столкновения в конечном счете станет Китай.

Тот, кто полагает, что Путин остановится на Крыме, заблуждается. Он запустил маховик ожиданий, которыми не в состоянии управлять. Русским нужна теперь только победа, и они за ценой, как водится, не постоят. Путин больше не сможет уступить никакому «внешнему врагу» ни по одному вопросу. Политически он загнал себя в угол. Конечно, это будет не непрерывная атака, а возвратно-поступательный процесс с паузами и передышками. Но вектор очерчен, и со «встречки» Россия уже больше не свернет, по крайней мере, пока «раритет» не развалится.

И последнее, что может теперь повлиять на ее решимость, так это западные санкции. Любые санкции, не говоря уже о тех странных мерах, которые были заявлены США и Евросоюзом, являются совершенно бесполезными в сложившейся ситуации. Серьезные меры экономического воздействия Запад себе не может позволить из-за кризиса, а несерьезные Кремль переживет.

Россия объявила Западу странную войну, похожую то ли на крестовый поход, то ли на крестный ход. Если повезет, то все ограничится всемирным политическим похолоданием и вторым ледниковым периодом. Обе стороны обнаружат себя где-то в середине 50-х годов прошлого столетия со всеми вытекающими отсюда последствиями. Россия закроется от внешнего мира, а Запад, расчехлив свои финансовые и пропагандистские пушки, начнет обстреливать территорию противника с безопасного расстояния. При этом торговля нефтью, газом и титаном (как необходимое условие выживания обеих сторон) будет продолжаться, по крайней мере, до тех пор, пока стороны не найдут на мировых рынках альтернативу друг другу. Исход зависит от того, кого первым накроет глобальный кризис, но у России выжить шансов меньше.



Второй дифференциал русской истории

Путин, сплотивший народ под флагом реваншизма, выглядит сегодня Мессией. Многие из тех, кто ранее не солидаризовался с его политическим курсом, сейчас совершенно искренне готовы встать под его знамена. Пробивший потолок рейтинг вроде бы позволяет Путину сделать со страной все что угодно. Если завтра будет принято решение отключить интернет, интернировать десять тысяч деятелей оппозиционного толка, закрыть все хоть сколько-нибудь критически настроенные по отношению к режиму радиостанции и печатные издания, а на телевидении поделить эфирное время между «коллективным Киселевым» и «коллективным Ургантом», то в нынешней атмосфере никаких массовых протестов не случится. Разве что желающие поддержать власть устроят Ходынку на радостях. Для Путина во внутренней политике сегодня существуют только самоограничения.

Конечно, любой праздник рано или поздно кончается. Но всегда можно устроить новый праздник. В Украине есть как минимум с десяток областей с русскоязычным населением. А еще русские живут в Молдавии, Прибалтике, Белоруссии, Казахстане и во многих других местах. И почти везде они недовольны своим положением. Так что на путинский век работы по собиранию русских земель хватит. Его политическое будущее можно было бы считать теперь совершенно безоблачным, если бы не одна неприятная деталь. Помимо имперской ностальгии, у русской истории есть еще один дифференциал, так сказать, «второго порядка», куда более мощный, чем первый: стремление русского народа к социальной справедливости, как в локальном, так и во всемирном масштабе. На этом «обламывались» все русские цари.

Даже когда «русская машина» едет направо, у нее включен левый «поворотник». Конечно, американцы здорово обидели русских, которые полагают, что это именно они окоротили их империю на треть. Но еще больше их обидели свои же русские, обокравшие их государство до нитки во время приватизации. Приватизация — незаживающая рана в душе поколения 90-х, которая ноет и гноится сильнее, чем любой Крым. А безудержная коррупция властей предержащих — все равно что соль на раны. И какой бы эффективной ни была примененная Путиным военная анестезия, боль эту победить нельзя. Рано или поздно наступит привыкание и к «крымской травке», и к «антиамериканскому героину», победы перестанут отвлекать от злободневных проблем, и «проклятый вопрос» о собственности встанет в полный рост, требуя своего решения.

Социальная справедливость — это красная кнопка в русской душе. Кто нажмет на нее, тот выбьет стул из-под Путина. Потому что настоящая русская идея — не имперская. Это идея всеобщей справедливости. Это понимали в веке девятнадцатом, но забыли в веке двадцать первом. Владимир Соловьев, который первым начал поиски русской идеи, полагал, что «идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности» и что «ни один народ не может жить в себе, через себя и для себя, но жизнь каждого народа представляет лишь определенное участие в общей жизни человечества». Русское социальное мессианство сильнее русского национального мессианства. Тяга к высшей справедливости в православном сознании выше приобретательского инстинкта, заставляющего расширять империю. Но кто-то должен будет еще раз повернуть ключ зажигания в русской душе.

Тот, кто сумеет органично объединить приватизацию в России с идеей модернизации капитализма во всемирном масштабе, сможет стать новым русским пророком. Будущее в России — это левый поворот. О нем писал Ходорковский из тюрьмы. Но его поворот был неполным, не на девяносто градусов, а на тридцать, потому что в его словах не было главного, чего ждали люди, — ответов на два вопроса: «что такое приватизация?» и «если не приватизация, то что?». Возможно, для поиска ответов потребуются следующие десять лет...
Перейти в начало страницы
 
  +Цитировать сообщение
АМА
сообщение 5.4.2014, 19:26
Сообщение #32


Активный участник
***

Группа: MTT
Сообщений: 2087
Регистрация: 15.1.2009
Пользователь №: 9142



Страшные люди

Фильм Алексея Балабанова «Брат-2» был пророчеством.

В результате победы Майдана и ответной агрессии Кремля, развязавшего передел границ в Восточной Европе, многое, казалось бы, давно известное, не раз виденное, теперь открывается в особой, более объёмной оптике.

Как, вероятно, уже заметили, в последнее время на российском телеэкране замелькал «Брат-2». Именно он, а не 1-й «Брат». Чем это вызвано, всем понятно: реплики насчёт «бандеровцев», звучащие в фильме, общеизвестны. А уж слова «Вы мне, гады, ещё за Севастополь ответите!», с которыми брат Витя пристреливает в Чикаго украинского «братка», давно стали чуть ли не поговоркой.

Надо сказать, эта сцена в актуальном военно-политическом контексте выглядит просто ужасающей. Речь сейчас не о позиции самого Балабанова: независимо от неё, какой бы она ни была, фильм стал химически чистым результатом художественного исследования современной русской личности.

Реплики из фильма сейчас цитируют и с противоположной стороны. На недавнем киевском митинге против российской агрессии фигурировал плакат с выразительной надписью: «Так в чём правда, брат?». Вопрос адресован, разумеется, русскому народу, который в течение последних пятнадцати лет интенсивно «вставал с колен». Начало этого великого процесса как раз-то и было ознаменовано выходом фильма «Брат-2» (2000), в котором главный герой Данила Багров много рассуждает о правдоискательстве — любимая и вечная русская тема.

Вообще, тема «вставания с колен» звучит ещё и в 1-ом «Брате»: знаменитое «Скоро вашей Америке кирдык» уже тогда стало популярнейшим слоганом, эдакой патриотической мантрой. А в «Брате-2» «кирдык Америке» наступает уже чисто конкретно. Для разборки с Американцем (чикагским мафиози) братья прилетают в США — каждый со своей правдой. Она у них КАК БЫ разная. Пока оставим в стороне правду брата Вити. Займёмся правдой брата Дани.

Даня — это живая идея «мочить в сортире», озвученная известно кем именно тогда, в период съёмок «Брата-2». И он «мочит», явившись в Штаты ангелом мщения — воплощенный «кирдык Америке». В этом смысле фильм стал удивительно пророческим, ведь он вышел за год до крушения двух Башен на Манхэттене.

Надо сказать, впечатления от «взятия» Крыма сильно напомнили мне 11 сентября. В обоих событиях присутствует терпкий апокалипсический запашок, знак начала крушения прежнего миропорядка свободы и разума, который, в общем, держится на США. Брат Даня выступил русским кинематографическим предтечей тех, кто таранил Башни. И он же стал культурным (а точнее, культовым) символом нашего нового исторического вектора, выведшего сейчас Россию в несомненные лидеры мирового антиамериканизма.

...Данила находит мафиози-кощея, воплощение скаредного американского духа. По наружной пожарной лестнице он бодро поднимается на башню (!)-небоскрёб, твердя мантру про «тропинку и лесок, в поле каждый колосок»: «Это родина моя, всех люблю на свете я!».

Тема всемирной любви — опять же любимая русская тема, вспомним Достоевского; да и сама попытка режиссёра ответить на бытийные вопросы путём диалога и спора БРАТЬЕВ отсылает к великому классическому роману. Что же следует за этим «всех люблю на свете я»? Выстрел в охранника в коридоре — безо всякой рефлексии, автоматический.

Это очень по-нашему: только у русского человека от всемирной любви до убийства — буквально один шаг. Затем Данила проходит в офисные чертоги, где восседает мафиози, беседуя за водкой с каким-то человеком. Даня с ходу пристреливает собеседника Американца, не задаваясь вопросом: кто он и зачем здесь? Это мог бы быть совершенно посторонний человек — ведь сфера деловых интересов Американца довольно обширна. Однако Данила его просто убивает — чтобы не мешал разборке.

Вот это очень важный момент, на который многие обращают внимание, я убедился. Подозреваю, что в нём сокрыто очень непростое послание режиссёра. Художник такого уровня, как Балабанов не мог что-то сделать «просто так». Балабанов ЗНАЛ, что какая-то часть зрителей обязательно спросит себя: «А этого-то он зачем грохнул?».

Балабанову НУЖЕН этот вопрос, который создаёт определенную оптику восприятия, позволяющую режиссёру сделать его главное и любимое дело: заглянуть в бездну. В русскую антропологическую бездну.

И он в неё заглядывает. Убив непонятно кого, Данила спокойно садится на место убитого и читает Американцу проповедь о духовности, о правде. Эдакое русское кредо на фоне чикагских небоскрёбов за стеклянной стеной. На полу труп, на столе перед Даней — ещё дымящийся пистолет. Ясные глаза простого «губастенького» русского парня, которые не смог затуманить даже стакан «рашен водки».

Брат Даня вообще «мочит» людей в Америке с особой лёгкостью — и явную гнусь и, как видим, совершенно посторонних. Он воспринимает Америку как некою виртуальную реальность, «игру-стрелялку», где в принципе всё дозволено. В ней нет людей, её населяют плоские двухмерные обозначения людей.

Нет, порой такое отношение смягчается пресловутой русской душевностью, и тогда возникает вполне человечный персонаж водителя-дальнобойщика, везущего Даню в Чикаго — явная перекличка с русским дальнобойщиком из 1-го «Брата» (в финале). Но, в общем, Америка для Данилы — некий плохой сон его пограничного сознания.

Кто-то назвал русских «народом-пограничником» — из-за явного тяготения к пограничному состоянию. В нём пребывает и Даня, несмотря на его полную внешнюю адекватность и бесстрастие (вообще, сладкий «пограничный» трепет, как нерв, пронизывает весь фильм). Повторяю, убив постороннего, Данила с ходу, без паузы, оглашает свои соображения о правде («сила в правде»).

Это удивительно емкий и страшный образ: «народ-пограничник», вещающий миру над трупом походя убитого человека. Раскольников — тот ещё переживал, а Даня — это уже особая постсоветская генерация, русский исторический итог.

Народ, так, увы, и не прошедший под присмотром Запада курс «реабилитации» и «лечения» (такая возможность была после Августа-91). Народ, «встающий с колен», поучающий Америку духовности на фоне её же небоскрёбов, которые вот-вот начнут рушиться — к общему ликованию...

«Брат-2» — фильм, повторяю, пророческий, можно сказать гениальный. То, что в нём заявлено и выявлено, зрело потом все эти долгие путинские годы. Зрел — пора сказать прямо — «нормальный» русский фашизм, заквашенный на имперском шовинизме, мессианстве и неприятии Западного мира — Америки, прежде всего. И дозрел.

Сейчас «народ-пограничник», исторически имеющий крайне заниженное представление о ценности человеческой жизни (в том числе и своей), двинулся в «крестовый поход» против Запада. За Севастополь «бандеровцы» уже «ответили». Теперь, очевидно, потребуют к «ответу» саму Америку — за крах СССР, соцлагеря и Варшавского блока¸ за вынужденный отход России от «особого пути» и многое, многое другое...

Братья Даня и Витя, нагрянувшие в Америку — это периферийные варвары, приехавшие в абсолютно чуждый им Рим. Данила, как мы знаем, пошёл на него войной, уехал — чтобы воевать с ним снова (сегодня). Виктор остаётся, чтобы разбогатеть и осваивать этот Рим изнутри.

Брат Витя — он вовсе не антипод Данилы, хоть и «полюбил» Америку. Ведь он полюбил её опять-таки по-русски, с чисто русской верой во всемогущую силу денег. Это варвар, готовый ворваться в американскую жизнь, чтобы переделать её под свои варварские ПОНЯТИЯ. Таких, как Витя, сейчас на Западе великое множество. Запад от них стонет, но пока терпит (вспомним тот же Куршевель).

Русскими, вероятно, в нормальных странах скоро будут пугать детей. Балабанов, кстати, говорит об этом открытым текстом. На вопрос: «Вы гангстеры?», проститутка Даша, вызволенная Данилой из сексуального рабства, отвечает просто: «Мы русские». То есть «русские» — это чёткий маркер жизненного экстрима и антисоциальности, хорошо узнаваемый Западом. Маркер опасных людей-«пограничников», способных, скажем, устроить пьяный дебош в высоколетящем лайнере. Или подвесить на тонкой ниточке международную безопасность — это уж зависит от возможностей...

У Достоевского есть такой роман о прежней русской жизни: «Бедные люди». Теперь русские, пройдя через ад ХХ века и в большинстве оставшись бедными, скорее — страшные люди. Страшные не «по-человечески», а, скажем так, метафизически. Да, обаятельные даже в бандитизме и пьянстве, как брат Витя. Да, душевные и вообще клёвые, как брат Даня. Порой пленительные. Но при этом, повторяю — страшные. Причём неизвестно, кто страшнее: просто киллер Витя со своей дикарской верой в силу денег, или киллер-идеалист Даня со своей русской правдой. Ибо они именно БРАТЬЯ. Вот это и есть вопрос, оставленный нам Алексеем Балабановым.

Его фильм оказался культурной миной замедленного действия, чей смысловой потенциал раскрылся в полной мере лишь теперь, когда «москаль», стреляющий в «хохла» становится военно-политической реальностью, а российские политологи, с виду вполне нормальные, призывают нас возводить новый «железный занавес» и не бояться международной изоляции.

Песня «Гуд бай, Америка», звучащая в финале «Брата-2», стала пророчеством о великом разводе путинской России с Западом. Пограничное состояние сейчас на всю страну транслирует телевизор в лице Дмитрия Киселёва, пообещавшего Америке ядерный «кирдык».

Ещё чуть-чуть и с думской трибуны заявят, что сила — у нас, ибо с нами — правда божья, не говоря уже о боеголовках, освящённых лично патриархом. Того и гляди, наш политический истеблишмент усвоит лексикон иранских правдоискателей, назвав США и ЕС большим и малым шайтаном соответственно. Да что там говорить, если самого президента РФ мир заподозрил в пограничном состоянии! Однако надо признать, основания для этих подозрений появились ещё тогда, когда будущий президент-«пограничник» произнёс волшебное слово «мочить»...

Путин — это, скажем грубо, Витя и Даня в одном лице. Он и деньги уважает, и «за правду» стоит. Особо страшное, непостижимо русское сочетание. Подобно братьям Багровым, которые, всё посылая на хер, утверждали в Америке свою справедливость, Путин топчет международное право, будучи предвестником совершенно новых, сумеречных времён.

Россия — родина и источник «апокалипсиса». Возможно, были правы те, кто говорил, что именно здесь-то и родится «антихрист». Земной рай — извечный русский проект — так и не состоялся, зато нам вполне может удаться проект земного ада. И вот это чёрное солнце грядущего хаоса, чёрную дыру зовущей бездны, её трепет и нарастание в русской душе гениально почувствовал Алексей Балабанов.

Если Сальвадор Дали когда-то написал картину «Предчувствие гражданской войны», то Балабанов вполне мог бы назвать свой фильм «Предчувствие МИРОВОЙ войны». А ещё лучше — «Мировой Кирдык».

Балабанов, конечно же, недооценён. Он выступил пророком МИРА ИНОГО — двусмысленное звучание в данном случае абсолютно уместно.

Алексей Широпаев, «Руфабула»
Перейти в начало страницы
 
  +Цитировать сообщение
Gran
сообщение 6.4.2014, 8:28
Сообщение #33


Активный участник
***

Группа: Модераторы
Сообщений: 4073
Регистрация: 16.12.2008
Пользователь №: 8124



Шикарный текст
Перейти в начало страницы
 
  +Цитировать сообщение
Roman Shaposhnik...
сообщение 6.4.2014, 10:43
Сообщение #34


Активный участник
***

Группа: Преподаватели
Сообщений: 11614
Регистрация: 2.3.2007
Из: Москва
Пользователь №: 94



Текст прикольный. Но хотел бы заметочку:
Цитата
Братья Даня и Витя, нагрянувшие в Америку — это периферийные варвары, приехавшие в абсолютно чуждый им Рим. Данила, как мы знаем, пошёл на него войной, уехал — чтобы воевать с ним снова (сегодня). Виктор остаётся, чтобы разбогатеть и осваивать этот Рим изнутри.

Тут не совсем так. Россия в данном случае не варвары - не галлы итп. Она, скорее, парфянское царство. Которое по-прежнему сильное, хотя давно прошло свой зенит. В котором все "их маму в рот..." с характерным акцентом и на том основании, что они наследники великой культуры.
Перейти в начало страницы
 
  +Цитировать сообщение
Alexey2K
сообщение 6.4.2014, 22:28
Сообщение #35


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 614
Регистрация: 25.10.2009
Из: Москва
Пользователь №: 20760



Мария Генкина:
"О ментальном разъединении украинцев и русских
В последнее время нас, живущих вне России, пугают разговоры с Русскими. У кого подруга приехала, у кого тесть, кто родственникам позвонил - и почти всегда наши позиции по Украине и по Крыму настолько отличны, что точек соприкосновения практически нет - мы не понимаем как они могут настолько в плену российской пропаганды и не видеть того что видим мы. А они естественно считают, что это мы в плену у пропаганды.

Этот текст мне попался в сети. Автор - Днепропетровец Дмитрий Савочкин. Прочитайте - это хорошее объяснение того как устроен мир общественного мнения и почему мы иногда не способны понять друг друга"

Дмитрий Савочкин.

Я не так долго жил в Советском Союзе - когда он распался, мне было 13. Но определенные вещи оттуда я помню очень хорошо. Лучше всего - вкладыши от жвачек «Турбо » и бесконечные очереди. Об очередях я еще в своем первом романе писал - это было что-то невероятное, даже можно сказать - магическое. Какой-то чёртов культ. Но я не об этом сейчас - я хотел рассказать про еще одну вещь, которую очень хорошо помню - свои мысли по поводу окружающего мира. Конечно, как у всякого нормального советского пацана, у меня не было никаких сомнений, что наша страна - самая лучшая на свете, и люди здесь живут так, как и должны жить, а там, по ту сторону железного занавеса - не жизнь, а сплошные страдания. Там другие, плохие люди (такой, очень общий образ) угнетают всех нормальных людей, и хотят нас здесь убить.

Я очень четко помню, как я пытался понять - каким образом мыслят люди за границей советской системы. Как они не могут понять простой и понятной истины - что то, что происходит в Советском Союзе - хорошо, то, как мы здесь живем - хорошо, мы - добро, как этого можно не видеть! У них должны быть сказки о том, что такое добро? А они, там - зло. Их образ мышления, их стиль жизни - все это плохое, и они должны немедленно изменить их, а если они этого не делают - то они СОЗНАТЕЛЬНО становятся на сторону зла, и вообще непонятно, почему мы их до сих пор не уничтожили нашими лучшими в мире ракетами. Было даже легкое раздражение действиями руководства страны , которое так долго ждет перед уничтожением очевидного зла.

Я помню эту святую уверенность в том, что мы на стороне добра. Несмотря ни на что - ужасные условия жизни, очереди (я говорил вам о советских очередях?), жвачку, которую почему-то привозили «из-за бугра», зарубежные фильмы и музыку, которые были значительно лучше наших, и так далее. Меня совершенно не смущали хамовитые заявления Советского МИД и ИТАР ТАСС - я считал, что так и надо давать отпор очевидному злу! - фарс единодушной поддержки населением решений руководства - а разве можно поддерживать добро не единодушно? - идиотские демонстрации, на которые сгоняли людей по разнарядке - ну конечно, собирают по разнарядке, все надо нормально организовывать! - и выборы с бюллетенем, в котором 1 кандидат.

Я помню, как я читал изданные в Советском Союзе воспоминания какого-то американского коммуниста, всю книгу жаловался , как ему было трудно быть коммунистом в США (книга была для детей, поэтому там были его детские воспоминания). Он рассказывал - среди прочего - как учительница демонстрировала детям разницу между американской демократией и советским фарсом. Сначала она ставила на стол две урны, и дети могли бросать бумажки в одну или в другую, в зависимости от того, кого они поддерживают. Дети бросали. Это были американские выборы. А потом учительница демонстрировала советские - на стол ставилась только одна урна. Все дети, конечно, смеялись из этих «выборов». Наш маленький коммунист (автор книги) писал «надо было иметь незаурядное мужество, чтобы подойти и бросить бумажку именно в эту урну». И когда он это сделал - весь класс, включая учительницу, смотрел на него волком. Он был моим личным героем.

Сейчас, когда я это вспоминаю, мне становится жутко. Какая-то неведомая мне американская учительница демонстрирует ярчайшее объяснение того, «что не так» с Советским Союзом: у вас, блять, нет выбора. Нет голоса, нет свободы, нет прав, ничего, блять, нет, и это невероятно очевидно сейчас. Это очевидно каждому, кто смотрит на этот пример. Однако какое-то маленькое зомбированное существо встает и бросает в эту урну бумажку. И даже не это кажется мне ужасным - а то, что я, читавший эти сроки, также не видел ничего странного в том, что выборы проводятся из одного кандидата. А что тут такого? Ну конечно, это выборы. Ты можешь поддержать кандидата, а можешь не поддержать. Вот тебе и выбор. То есть я смотрел на этот чрезвычайно яркий пример, вот он был, просто у меня перед глазами! - и не видел. Смотрел и не видел. Я! Это был я! Не какой-то там человекоподобный робот с планеты Катрук, а я!

Впервые я задумался над этим в 2004-ом году. На улице были выборы Януковича, и я бы даже проголосовал за него - я и сегодня не вижу большой трагедии в том, что президент в прошлом дважды судимый, по моему мнению это как раз подчеркивает саму суть демократии и равенства возможностей - если бы не огромные потоки лжи и откровенного зомбирования, которые лились из всех телевизионных, радио и других каналов. Это было что-то невероятное. Улицы были покрыть растяжками «Автомобилисты Днепропетровщины - за Януковича», в транспорте висели плакаты «Работники трамвайного депо - за Януковича», с экранов телевизоров нам рассказывали о том, как колхозники намолотили в закрома родины под руководством мудрого Януковича, а журнальные обложки пестрели ликом одноименного премьер - министра. Это было невыносимо! И тогда я - сознательно - впервые в своей жизни - перешел со стороны добра на... не знаю... я не понимал, на какую сторону, но на другую. И через какое-то время увидел себя в искаженном зеркале пропаганды. Я почувствовал, как ложь, агрессивность и нетерпимость стали литься на меня непрерывным потоком из СМИ, из источников официальной информации, и от людей, которые все еще находились «на стороне добра».

Я впервые почувствовал себя по ту сторону железного занавеса.

Это очень странное ощущение, потому что, с одной стороны, ты смотришь и видишь какие-то достаточно очевидные вещи, и поражаешься, как другие могут смотреть прямо на них, и не видеть их в упор. С другой - я вспоминаю свои детские мысли, и одинокую урну для голосования в американской школе, которая казалась мне такой естественной. Проблема в том, что я понимаю людей, которые остались с другой стороны железного занавеса. И понимаю, что не смогу ни переубедить их, ни спасти. Переубеждение возможно лишь тогда, когда мы с какими-то людьми живем в одном измерении. Говоря языком науки - в рамках одной аксиоматики. Потому что мы, так же, как и они, в общении используем определенные вещи, как аксиомы - не требующие доказательств. Например, параллельные прямые не пересекаются. И исходя из этого уже можно строить какую-то концепцию, и о чем-то договариваться. Но, если предположить, что где-то, в бесконечности, они пересекутся - то будет совсем другая математика. Это легко понять на геометрическом примере, но гораздо труднее - на социальном.

Хорошую иллюстрацию по этому поводу привел Константин Соснин: В 1959 г. в Москве состоялась Американская национальная выставка. Вот что запомнилось моему папе: на выставке по задумке организаторов были представлены две «типичные кухни» — советская и американская. В американской части были представлены, например, соковыжималка, особенно потрясшая Хрущева, и стиральная машина. К этому моменту стиральные машины, как и телевизоры, были у подавляющего большинства американцев и оставались экзотикой в СССР. Казалось бы, как посетитель выставки, пусть и четырнадцатилетний, мог не понять преимуществ капитализма над социализмом? И тем не менее, вспоминает папа, мог. «Типичная советская кухня» на выставке примерно соответствовала по своему техническому оснащению американской. Сейчас легко проверить, что все предметы, представленные в «типичной американской кухне» на выставке 1959 г., действительно присутствовали в типичной американской кухне, а представленные в «типичной советской» были доступны ничтожной доле населения. Советские посетители прекрасно понимали, что эта кухня не является «типичной советской». Значит, заключали они, и американская экспозиция является такой же фальшивкой.

Люди, оставшиеся «на стороне добра» смотрят на все с позиций другой аксиоматики, принимая как данность вещи, которые для нас являются странными, или даже дикими. Жители Северной Кореи очень хорошо понимают, что они живут в бедной голодающей стране, в то время, как огромное количество людей, которые живут по другую сторону границы, давно лишены таких проблем. И знаете, как они в слухах рассказывают друг другу о невероятном богатстве американцев?

- Говорят, в Америке каждый человек получает продуктовые карточки на 900 граммов риса в день!

- Да ты что! Карточки на 900 граммов риса в день! Вот это да!

У них другая аксиоматика и они не способны выйти за нее, как не способны условные двухмерные муравьи, которых мы рассматривали в качестве примера на лекциях по топологии, понять, что где-то существует третье измерение. Попробуйте объяснить жителю Северной Кореи, за пределами их страны не существует продуктовых карточек, и ты можешь купить себе хоть вагон риса - кстати, он не так уж и много стоит. Он не поймет вас. Он переведет это у себя в голове какие-то понятные ему термины, и останется при своем мнении. Все равно он остается на стороне добр , а вы - на стороне зла. И странно, почему вас до сих пор не истребили лучшие в мире ракеты утренней свежести, это проклятое милосердие Ким Чен Ына!

Их сознание искривляется, демонстрируя удивительное сочетание романов «1984» Оруэлла и «Пятницы» Турнье. Они учатся видеть то, что они убедили себя они видят, и не видеть того, что, как они убедили себя, они не видят.

Моя мама общается в «одноклассниках» со своей бывшей одноклассницей (простите за каламбур) . Мама была круглой отличницей, а одноклассница - училась на тройки. Но потом она переехала в Москву, и этот факт, по ее мнению, дает ей право поучать мою маму, и рассказывать ей, как устроен мир. Мама очень вежливо реагирует на все нападки, даже несмотря на частые ремарками вроде «ОЛЯ, КАК ТЫ МОЖЕШЬ? ТЫ ЖЕ ДОЧЬ СОВЕТСКОГО ОФИЦЕРА!».

Но недавно одноклассница переплюнула саму себя, выдав эпическую, по моему мнению, фразу:

- Оля, ну ты же не можешь НЕ ВИДЕТЬ, что чеченцы сожгли филармонию?

В этой фразе прекрасное все. И даже легкое смущение со стороны моей мамы, когда она пытается сначала понять, о каком городе идет речь - где сожгли филармонию? В Москве? Нет, все четко, одноклассница имела в виду именно то, что написала - не может же моя мама не видеть, что чеченцы сожгли киевскую филармонию! Прекрасная здесь уверенность, что киевскую филармонию сожгли. Прекрасная уверенность, что сделали это чеченцы, которые стояли на Майдане против Януковича. И прекрасная уверенность, что каждый нормальный человек это ВИДИТ, даже несмотря на то, что какие-то другие, ненормальные люди, пытаются доказать, что с филармонией все в порядке, сожгли совсем другое здание и сделали это сотрудники милиции. Нормальные люди ВИДЯТ, что чеченцы сожгли филармонию, они не могут этого не видеть.

Эта бесспорная категоричность обезоруживает. В простом мире советских людей есть белое, и есть черное, есть хорошие, и есть плохие, и нет никаких полутонов. В их мире нет огромной работы по «отделению мух от котлет», которая составляет абсолютное большинство времени мышления человека в нашем мире. Им не надо пытаться понять, на чьей стороне сегодня правда, и в какой пропорции, и под каким углом, и которые полуправды еще могут на эту правду влиять. Правда всегда на их стороне. Смущенный митингующий на запорожском антимайдане откровенно говорит «Мы - хорошие!». И что тут непонятного?

Сегодня, когда риск того, что железный занавес - не бутафорский, а уже практически реальный, такой, как был во времена Советского Союза - снова опустится, становится чрезвычайно высоким, я искренне радуюсь, что он опустится на восточной границе Украины, а не на западной. Этот занавес больно разделит наш мир - русские и украинцы не просто родственные нации, мы как сиамские близнецы приросли друг к другу, и разделение невозможно без хирургической операции. Ссорятся друзья, сотрудники, родственники, распадаются семьи. Но у меня нет сожаления. Даже несмотря на то, что я очень хорошо понимаю, что люди, которые остаются по ту сторону, заходят еще на один виток бесконечно-лживой убогой жизни (я говорил вам о советских очередях?), и в конце концов у них все равно произойдет революция, и им придется строить свою страну с нуля (или может не им, а уже их детям). И мне их не жалко.

Потому что если ребенок в Советском Союзе, которым я был, не имел выбора - я имею в виду ментального выбора, с самого рождения у меня была только одна ментальная «урна» в голове - то у взрослых людей сегодня он есть. И все, кто «находится на стороне добра», «борется с фашистами», кто оправдывает откровенную ложь Путина об отсутствии в Крыму российских военных, объясняет сам себе откровенную незаконность крымского «референдума», соглашается с международной изоляцией России - они делают это выбор сознательно. И одноклассница моей мамы, которая рассказывает, что мама же НЕ МОЖЕТ НЕ ВИДЕТЬ, что чеченцы сожгли филармонию, делает сознательный выбор не видеть, что во-первых, моя мама находится в Киеве (то есть ей лучше видно, что к чему), во-вторых, филармония цела, а в-третьих, никаких чеченцев здесь нет. Она делает сознательный выбор видеть все в искаженном зеркале российской пропаганды - потому что ей так проще.

Ну и пусть остается. Это ее выбор, и это ее любимая сторона железного занавеса. Они вернулись туда, куда хотели - в Советский Союз, где у них не будет никаких мук выбора, которые, как оказалось, невыносимыми для любого раба. Прекращайте эти споры, и свои крестовые походы против советских телеканалов. Пусть врут, что хотят, их просто надо выключить на территории Украины, и порадоваться.

Порадоваться тому, что мы - на другой стороне.
Перейти в начало страницы
 
  +Цитировать сообщение
АМА
сообщение 30.4.2014, 16:49
Сообщение #36


Активный участник
***

Группа: MTT
Сообщений: 2087
Регистрация: 15.1.2009
Пользователь №: 9142



Власть и оппозиции
Лев Рубинштейн, 29.04.2014

Ключевые понятия, употребляемые в нынешней официальной пропагандистской риторике, всего лишь калькируют те, что были в ходу в советские времена. Только вот устойчивая когда-то понятийная оппозиция "советский - антисоветский" заменена на "российский – антироссийский".


В первом случае эта оппозиция была более или менее понятна всем, в том числе и тем гражданам позднего СССР, которые сами обозначали свои взгляды и убеждения как "антисоветские". Но некоторая двусмысленность существовала и тогда. Дело в том, что у слова "советский" было два значения. Одно из них было вполне нейтральным и объективным. Оно было чисто географическим и юридическим, потому что существовало государство под названием Советский Союз, населенное советскими гражданами. Второе значение было сугубо оценочным, потому что словом "советский" маркировалась также и советская, то есть коммунистическая идеология, на официальном, законодательном уровне назначенная единственно верной.

В поздние советские годы, то есть в годы моей молодости, это слово стало эпитетом, обозначавшим различные признаки общественной и культурной жизни, оцениваемые разными слоями населения, мягко говоря, не вполне одинаково, а иногда и прямо противоположно. Такая антонимичность слова по отношению к самому себе обозначила идейный, нравственный и эстетический раскол общества. Для одних слово "советский" означало нечто передовое, надежное, единственно правильное и победоносное. Для других – нечто ублюдочное, провинциальное, жестокое, тупое, аморальное, уродливое, стилистически отсталое.

В повседневном социальном дискурсе тех лет эти два значения постоянно пересекались, наплывали друг на друга, перепутывались, требовали уточнения.

"Ты же советский парень!" - укоризненно сказал мне однажды, в глубокие 70-е годы, милиционер, потребовавший у меня на улице документы, прицепившись к моему внешнему – волосатому и бородатому – облику. "Советский же парень, - говорил он. - А ходишь как..." Но, не найдя слова, которое бы хотя бы приблизительно описывало, как "что" или "кто" я хожу, он изобразил рукой нечто аморфное.

"Конечно, советский!" – с готовностью согласился я, в подтверждение чего достал из узких штанин свою краснокожую паспортину. "Я не это имею в виду", - сказал милиционер. "А я – это!" - сказал я. Поговорили, что называется.

Мерцание этих двух значений превращало некоторые устойчивые словосочетания, такие, например, как "советский диссидент" или "советское неофициальное искусство", в режущие глаз и ухо оксюмороны.

В любом случае в оценочных функциях слова "советский" между носителями "советского" и "антисоветского" (или, что чаще, просто "несоветского", что в условиях тоталитарного государства расценивалось почти так же) сознания существовал определенный консенсус, при том что сами оценки этого понятия были различны, чтобы не сказать противоположны.

С "российским – антироссийским" такого консенсуса нет и быть не может. Как минимум потому, что никакой "российской" идеологии нет и в помине. Да и не может ее быть, какими допотопными имперскими "скрепами" ее бы ни сшивали, какими черными телевизионными мессами ни взбивали бы мыльную пену натужного провинциального патриотизма.

Можно было бы согласиться со своей "антироссийскостью" только в одном случае – если признать, что "российское" - это все то, что принадлежит или присуще российской власти, что нынешняя российская власть – это Россия и есть. Но признать это, даже если очень постараться, никак невозможно. Как невозможно понять, что такое "российские интересы", что такое "действия или высказывания, направленные против России", что такое, наконец, "русофобия" и прочие понятия из этого ряда, столь же широко, сколь бессмысленно применяемые в наши дни.

Всем сознательным носителям языка известно, что у слов и словосочетаний есть, помимо словарных, и те значения, которые высвечиваются, так сказать, посредством контекста или мотивации их употребления. Но дело в том, что дискурс власти, стремящейся к тотальному влиянию на общество, не предполагает категории понимания. То, что говорит власть, понимать не надо. Понимать даже и вредно. Даже и опасно. Понимать не надо, нет. Надо либо непроизвольно раздувать жабры "гордости величия", либо в соответствии с неусыпной генетической памятью нервно вздрагивать, ощущая, как "холодок бежит за ворот".

Смысл таких слов, как "национал-предатели" или "пятая колонна", понимать не надо. Достаточно просто восстанавливать в памяти старые советские фильмы про шпионов и диверсантов или рассказы дедушек и бабушек про те ощущения, которые они в молодости испытывали при звуках автомобильных тормозов в ночном дворе. И не надо даже пытаться понять, что же такое конкретное могут в наши дни означать такие эффектные, но мучительно бессмысленные слова, как "русофобия" или "предательство".

В современных цивилизованных обществах, предполагающих идейную и стилистическую множественность, такие слова, как "предательство" или, скажем, "патриотизм", звучат беспомощно или даже комически, потому что они требуют подробных и убедительных уточнений. В обществах тоталитарных они звучат зловеще и пугающе именно в силу своей семантической пустоты. В силу той же самой пустоты они звучат и столь звонко. Сердце чувствительного человека сжимается при их произнесении примерно так же, как при внезапном – посреди ночной тишины - грохоте упавшего медного таза.

В риторической оппозиции "российский – антироссийский" отсутствует элемент рационального. Меня, например, никто не сможет убедить в том, что такая категория, как "российские интересы", может быть наполнена внятным содержанием, может существовать вне таких безусловных для меня категорий, как мои интересы, как интересы моей семьи, моих друзей и многих других людей, являющихся гражданами России, чьи интересы и взгляды на жизнь не совпадают с "российскими интересами" в сознании их радетелей. Никто не способен доказать, что его интересы и убеждения являются российскими, а мои – нет.

А говорить и понимать все равно необходимо. Потому что потребность в понимании, потребность, пусть даже и отчаянная, рационализировать иррациональное – это потребность внутренняя, и никуда она деться не может. Если эту потребность кому-то угодно квалифицировать как русофобскую или предательскую, то это, в общем-то, его проблемы, не мои. Не наши.
Перейти в начало страницы
 
  +Цитировать сообщение
АМА
сообщение 5.5.2014, 19:42
Сообщение #37


Активный участник
***

Группа: MTT
Сообщений: 2087
Регистрация: 15.1.2009
Пользователь №: 9142



Автор - психолог Людмила Петрановская.
http://ludmilapsyholog.livejournal.com/2014/05/01/

Пятоколонное

В последнее время я работала практически без выходных, успевая между тренингами и семинарами только переместиться в пространстве. Поэтому писать совсем не было ни сил, ни времени. Но думать иногда получалось. Например, в поезде.
Думать о том, о чем все сейчас думают. Ну, вы понимаете, что же будет с Родиной и с нами.

Учитывая, что в ближайшие две недели с большой вероятностью произойдут события, после которых рефлексировать будет сложно, пожалуй, напишу, что надумалось, ни в коем случае не претендуя на истину хоть в какой инстанции.

1. Почему Россия не Украина.
Это очень просто. И там, и здесь - клептократия годами укрепляла свои позиции. И там, и здесь было хреново с правами, судами и честными выборами. Но у украинской клептократии было нечем делиться с населением. Происходило наглое обиралово, страна катилась к долговой яме, последней каплей стало, когда у людей сперли еще и надежду на будущее.

А у нашей всегда было, слава углеродам. И на социалку более-менее было, и на парки-скверы-набережные красивые, хотя бы в крупных городах, и церкви строить, и олимпиады-чемпионаты проводить.

Поэтому мы все, население, в доле. Да, некоторые тяжело живут, особенно вдали от крупных центров. Но тут не в абсолютных цифрах дело, а в соответствии уровня жизни и качества труда.
Вот по этому параметру в России почти всем переплачивают. Всем-всем, от работяг до хипстеров, я и себя не исключаю, никого.

Переплата может быть разной.

Для бизнеса это высокая норма прибыли -- за те проценты, за которые впахивает европейский мелкий и средний бизнесмен, наш со стула не встанет.

Высокая цена услуг - сравните стоимость любой услуги, будь то зуб вылечить или подстричься, или учиться на платном месте в университете, с европейской (аналогичного уровня). И почасовую оплату исполнителя, соответственно.

Частый вид переплаты -- очень низкие профессиональные требования к квалификации и образованию. У нас кто угодно менеджер и руководитель, дизайнер и психолог, а уж кто у нас певец или журналист... Всем этим мало что знающим и умеющим людям грандиозно переплачивают, ведь время и деньги на обучение и переобучение, а также мозги в голове и сформированные нормы и ценности - часть стоимости труда.

Или сама зарплата может быть невысокой, но и ответственности за ошибки почти никакой, в сравнении с мировой практикой -- например, у врачей, учителей, я уж молчу про чиновников и полицию.

Да само наличие вполне приличного пакета социальных и трудовых гарантий в нашем случае -- переплата, ибо в других странах они появились в результате долгой и упорной борьбы за каждый пункт, и эта борьба в любой момент чуть что -- вспыхивает вновь, а мы за них палец о палец не ударили. Хорошо, если налоги платим.
Халява, короче.

Я знаю, что все сейчас обидятся, потому что мы привыкли думать, что живем хуже и беднее, чем в Европе - но дело в том, что работаем мы еще более хуже и безответственнее. В общем и среднем. Хотя одеваться стали более лучше.

Я уже писала когда-то о сути общественного договора Путина с народом под кодовым названием "стабильность": вы нам не мешаете воровать и править, мы вам даем возможность сравнительно хорошо жить, не становясь ответственными и не впахивая по-взрослому.

Поэтому все наши Болотные были просто милым времяпрепровождением, за которое никто не хотел платить всерьез (но некоторым пришлось). Ведь по большому счету всех все устраивало, а кого не устраивало, проще было уехать, чем бороться непонятно как и за что. Даже профессиональным борцам с режимом, в общем, жилось неплохо: особо не гнобили, уровень жизни неплохой, самоуважение выше крыши, а не стань режима - еще неизвестно, нужны ли кому будут твои статьи про "кровавогоПутена".

Собственно, в этом и есть основная разница. Нас все устраивало в глубине души, а украинцев - не устраивало и в глубине тоже (кроме того же Крыма, где традиционно жили лучше, чем работали). То, что украл Янукович - он украл прямо у людей, из рук вырвал. А наши - воруют у чего-то абстрактного, у страны в целом, у будущих поколений. И еще с нами немножко делятся.

Вот поэтому в Киеве случился Майдан, который поддержала почти вся Украина, словом и делом, а у нас "протест слили" и все такое. Это не единственная причина, конечно, в России и социальный капитал ниже, и виктимности больше, но это, мне кажется, самое главное отличие.

2. Это все было справедливо до 2012 примерно года. Вся эта раковая опухоль росла-росла, рейдерствовала, хапала, проблемы не решала, в долги влезала, обратные связи отрезала, фантазиями о вставании с колен себя тешила, и достигла того момента, когда даже углероды перестали спасать. На горизонте замаячил конец стабильности. Северный такой пушистый зверь.

Олимпиада была венцом и завершением прежних правил игры, огромным леденцом на палочке, который вручили населению, не постояв за ценой, и пока оно сосало, прикрыв глаза от удовольствия, стали судорожно шарить по опустевшим карманам.
Что тут делать? Надо менять договор.

Новый договор был предложен населению немедленно и озвучен журналисткой КП Скойбедой: "мы согласные на бедность и трудности, будем ходить в резиновых сапогах, но зато жить в великой стране, флаги, гимны, пусть враги дрожат, Крымнаш и это только начало". (Я подозреваю, что сама-то г-жа Скойбеда рассчитывает, что в ее случае до резиновых сапог не дойдет, разве что это будут кроксы последней коллекции. Но это уже детали)

Месседж предельно ясен. Стабильность меняем на типа величие.
"Типа" -- потому что на настоящее нет ресурсов. Из букв Ж,О.П и А не только слово "вечность", ни и слово "империя" не складывается. Увы.

Теперь суть интриги в том, согласится ли население на смену договора.
Это мы узнаем в течение ближайших пары-тройки лет. Цены растут, рубль падает, оптимизация (сокращение расходов на социалку) идет полным ходом, людей увольняют. Но пока все это в пределах терпимого. ЗатоКрымнаш, как говорится. Когда станет не в пределах - посмотрим, что последует.

То есть два-три года - это если до открытой войны с Украиной не дойдет. Если им хватит ума, точнее, безумия, на вторжение, посадка на реальность будет быстрой и жесткой - для всех. И чем дальше, чем больше непонятно, а как они смогут откатить назад. Потому что договор "Не будет ни стабильности, ни империи, но вы нам не мешаете править" точно не прокатит.

3. Пока народу все нравится. Мир, май, Путин и все такое. Интеллигенция ужасается результатам опросов: все счастливы, все поддерживают, "все зомбированные идиоты".

Не знаю. Мне в этом видится скорее стокгольмский синдром. Все чувствуют, что власть поставила на кон все. Никаких иллюзий по поводу того, что ЭТИ способны на что угодно, у населения нет. Иллюзии, что можно будет дальше жить припеваючи, не идя на болезненную перезагрузку страны, тают под напором реальности. Страшно до потери пульса. В этой ситуации включается идентификация с агрессором: если я буду на стороне сильного, то уцелею в замесе. И кто их знает с этими опросами, вдруг записывают, кто что сказал. И вообще, лучше себя убедить, что они там наверху все правильно делают, им виднее, а вокруг все враги.

Все это грустно и местами противно, но это не глупость. Просто привычная виктимная защита, как бывает привычный вывих. В личных разговорах часто совсем другое говорят - про страх и про "что же будет".
У нас были примерно лет 15 сравнительно благополучной жизни с низким уровнем государственного насилия. Хватило ли этого, чтобы виктимность ослабила хватку, хотя бы у части населения? Не знаю. Пока кажется, что нет, но пока и цена вопроса не прояснилась. Увидим, рано или поздно все страусы выяснят, что пол бетонный.

4. Что делать "пятой колонне" и прочим "национал-предателям"?
Ну, во-первых, понимать свое место. Если кто-то еще питал года два назад иллюзии, что можно сместить или изменить режим, гуляя с белыми шариками, и обижался на меня, например, за скепсис по этому поводу, теперь, думаю, таких не осталось.

Что бы там ни говорили сами оппозиционеры или клеймящие их пропутинцы, ни малейшей возможности создать проблемы режиму у "пятой колонны" сейчас нет, хоть с блогами, хоть без блогов, хоть с митингами, хоть без них, хоть с печеньками Госдепа, хоть на свои.

Роль Спасителей народа от угнетения только заводит динамику треугольника Карпмана, каковой у нас и так сильно больше, чем хотелось бы. И не приведет ни к чему, кроме превращения либо в жертву, которую народ будет вместе с властью гнобить, укрепляя свою идентификацию с агрессором, либо в насильника, который с утра до вечера будет ярко и образно, во всю мощь вербальной одаренности, объяснять народу, что он "быдло", укрепляя в нем виктимность. То и другое - плохо.

Мне кажется, сейчас правильный момент, чтобы дать этим двум субъектам процесса: народу и власти -- разобраться со своим договором. Мы можем помогать формулировать, на то и вербальная одаренность, давать информацию для размышления, быть переводчиками. зеркалами, задавать вопросы - но и только.
Они столько лет боятся и ненавидят друг друга, врут друг другу, то скандалят, то сливаются в экстазе -- пусть уже выяснят отношения.

Или власть перепугается, включит голову и станет инициатором хотя бы частичной перезагрузки. Или народ вырвется из виктимности и поставит власть на место. Или они угробят друг друга и страну (сценарии угробления могут быть разными). В любом случае, в современом мире большая страна со столь архаичными отношениями между народом и властью существовать не может. Либо отношения изменятся, либо страна перестанет быть большой.

Мы в этой ситуации можем
-- Заботиться о себе и близких, подумать о своей безопасности, понимая, что ни один мрачный сценарий сейчас не является невозможным
-- Реализовывать свои планы, не очень зависящие от судьбы России, книги писать, детей учить или открытия делать, жизнь-то одна, нет времени ждать, пока они там разберутся.
-- Если есть ресурс, заботиться о слабых, до которых никому не будет дела в заварухе: сироты, старики, больные.
-- Помнить, что у них наши заложники, и могут появиться новые. Следить за процессами, помогать.
-- Думать и озвучивать результаты, потому что это - наш общественный долг, без нас это сделано не будет никем. Что не так сейчас, что должно быть вместо, как этого достичь, какие стратегии решения были опробованы до нас, какие риски и издержки - все это надо продумывать и озвучивать. Кстати, по ситуации в Украине очень видна недоработка с рефлексией: протест удался, а концепции перезагрузки страны нет, не позаботились заранее.
-- Делать, что возможно, для роста социального капитала, потому что только он может служить гарантией от сползания в хаос после неизбежного кризиса. Поэтому все, что развивает социальные технологии и горизонтальные связи, неважно, по какому поводу и под какими лозунгами - в плюс.

5. Для себя на данный момент что решила:
-- Пока можно работать, будем работать. Планов множество, результаты есть. Станет невозможно - ну, уеду в ту же Украину. Там есть чем заняться человеку с моей квалификацией.
-- Законы все эти дурацкие про блоггеров не читала и не собираюсь, что хочу писать, то и буду, плохого я не хочу, а на каждый чих не наздравствуешься. Станет невозможно - ну, значит, не будет блога.
-- Предельно сокращаю любое сотрудничество с федеральным каналами ТВ, по любому вопросу. Понимаю, что это наносит ущерб теме, но просто не могу.
-- Стараюсь никого не агитировать, не переубеждать, пустая трата нервов. Жизнь лучший учитель.

Если у кого еще есть какие стратегии, делитесь.

Пост написан для тех, кто видит проблему. Кому мир, май, Путин, участвовать в обсуждении не стоит.
Это наш, пятоколонный междусобойчик, вам сюда незачем
Перейти в начало страницы
 
  +Цитировать сообщение
АМА
сообщение 6.5.2014, 15:34
Сообщение #38


Активный участник
***

Группа: MTT
Сообщений: 2087
Регистрация: 15.1.2009
Пользователь №: 9142



Интересно, перепост с закрытого Роскомнадзором ресурса уже влечет какие-то санкции? smile.gif

Отсюда: http://grani.ru/opinion/sokolov/m.228748.html

Конец истории
Борис Соколов, 06.05.2014

Цензура отечественной истории становится реальностью. Президент Путин подписал закон, предусматривающий уголовную или административную ответственность за "реабилитацию нацизма", а точнее, "направленный на противодействие попыткам посягательств на историческую память в отношении событий Второй мировой войны". Даже наши сенаторы, которых трудно заподозрить в свободомыслии, сперва попытались отправить принятый в Думе законопроект на доработку, резонно указывая, что в нынешней формулировке по нему можно привлекать даже историков, просто цитирующих особое мнение советских судей на Нюрнбергском процессе (те, как известно, выступали за смертный приговор Гессу и против оправдания Шахта, Папена и Фриче). Но из Кремля приказали не умничать - закон-то нужен к 9 мая, - и сенаторы послушно за него проголосовали.

Однако применять закон будут явно не против тех, кто рискнет цитировать особое мнение Никитченко и Волчкова. Предписано карать "за отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, одобрение преступлений, установленных указанным приговором, а также за распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны". "Заведомо ложные сведения" - это формулировка сугубо советская, заставляющая вспомнить о "распространении заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй". По опыту советских времен можно предвидеть, что никто не будет пытаться доказать ложность обнародованных историком сведений и уж тем более то, что автор сознавал, что говорит неправду. Нет, карать будут за любые утверждения, выставляющие не в лучшем свете сталинскую политику и Красную Армию. Что же касается, так сказать, "позитивной" части закона, насчет одобрения нацистских преступлений, то она фактически не имеет смысла, поскольку указанные деяния и так караются законодательством об экстремизме и о разжигании межнациональной розни. Значит, цель только в том, чтобы не допустить критики любых действий СССР в период Второй мировой войны.

Таким образом, теперь под угрозой крупного штрафа или даже тюрьмы нельзя будет публично осуждать пакт Молотова–Риббентропа и секретный протокол к нему. Нельзя будет говорить о советской оккупации и аннексии Западной Украины и Западной Белоруссии, Бессарабии, Прибалтики, о советской агрессии против Финляндии. Не зря российские официальные историки в последние годы упорно отрицали эти бесспорные факты. Вероятно, предвидели, что нечто подобное может случиться с Крымом, восточной Украиной, другими постсоветскими территориями.

Теперь скорее всего уже нельзя будет писать и о преступлениях Красной Армии в Германии и в освобождаемых странах Европы в 1944-1945 годах. Под запретом окажется множество мемуаров и исследований, в том числе книги "Хранить вечно" Льва Копелева и "Война все спишет" Леонида Рабичева. А как быть с Катынью? Повлечет ли ее признание советским преступлением уголовную ответственность? Потребуют ли от нас считать ее немецким преступлением, чего Сталину не удалось добиться в Нюрнберге?

Нельзя, наверное, будет писать и о том, что пленным стран оси в СССР в годы войны жилось ничуть не лучше, чем советским пленным в Германии, и процент смертности среди них до конца войны был не меньше, чем среди советских пленных. Не знаю, как будет со сталинскими планами нападения на Гитлера. То ли сочтут, что это оправдывает нападение Гитлера на СССР, то ли все же примут во внимание, что Гитлер конкретных сталинских планов не знал и не вел превентивную войну – против уже развернувшегося для нападения противника.

Нельзя будет писать что-либо положительное о тех партизанах, которые боролись с Красной Армией на национальных окраинах. А истинные данные о потерях советских вооруженных сил, многократно превышающие официальные, теперь будут считать "заведомо ложными". Да и много чего другого нельзя будет писать.

Теперь нам предстоит полная реставрация сталинской картины войны, разве что чуть модифицированной. Новые книги, не укладывающиеся в канон, издавать не дадут, а старые прекратят переиздавать. А затем, наверное, будут изымать неугодные книги из магазинов и библиотек (недавно уже фактически изъяли из продажи книгу украинского историка Александра Гогуна о "бандеровцах").

Но Второй мировой войной Путин не ограничился. В подписанном им законе "устанавливается уголовная ответственность за распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, и за осквернение символов воинской славы России". Однако ответственность за "осквернение символов" уже предусмотрена статьей УК о вандализме. А вот "неуважение к обществу" в связи с днями воинской славы распространяется практически на всю историю России. Теперь, очевидно, нельзя будет выдвигать альтернативные версии хода Куликовской битвы или утверждать, что в Бородинском сражении Кутузов тактически проиграл Наполеону, а русская армия понесла гораздо большие потери, чем французская. И нельзя будет указывать на то, что Ржев правильнее было бы назвать "городом германской воинской славы", поскольку немцы успешно обороняли его полтора года.

О науке применительно к истории, как российской, так и всемирной, теперь придется забыть. И неслучайно объектом нового закона стала прежде всего военная история России. Для Путина она лишь средство воспитания и пропаганды имперского патриотизма, под флагом которого сейчас совершается российская агрессия против Украины. Последняя фактически уподобляется гитлеровской Германии, а украинцы теперь даже не "бандеровцы", а просто "фашисты". Вот и лидер думской фракции называет киевское правительство "фашистской гадиной", которую надо раздавить в ее логове.

Естественно, для того чтобы оправдывать нынешнюю политику опытом Второй мировой войны, требуется создать кристальный образ Советского Союза той эпохи. И, по всей вероятности, теперь издательства будут опасаться издавать книги не только российских, но и иностранных авторов, где события российской истории трактуются не так, как того требует официоз. Мы неизбежно окажемся в интеллектуальном гетто, где будет единственно правильная трактовка отечественной истории – та, что задается из Кремля, - а все остальное подпадет под действие нового закона.
Перейти в начало страницы
 
  +Цитировать сообщение
Alexey2K
сообщение 12.5.2014, 13:55
Сообщение #39


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 614
Регистрация: 25.10.2009
Из: Москва
Пользователь №: 20760



Умберто Эко «Вечный фашизм», 1995 г.

«...следует вычленить список типических характеристик Вечного Фашизма (ур-фашизма); вообще-то достаточно наличия даже одной из них, чтобы начинала конденсироваться фашистская туманность:


1. Культ традиции.
2. Неприятие модернизма.
3. Культ действия ради действия и подозрительное отношение к интеллектуалам.
4. Неприятие критики. Несогласие — это предательство.
5. Эксплуатация ненависти к инородцам.
6. Опора на разочарованное и неудовлетворенное прежним большинство.
7. Национализм и наличие врагов с идеей международного заговора.
8. Создание образа врага — богатого и сильного, но, вместе с этим, которого можно победить.
9. Отрицание пацифизма. Жизнь — это вечная борьба.
10. Массовый элитаризм, простой человек — это основа, вместе с этим он нуждается в сильном лидере.
11. Культ героизма и смерти за идею.
12. Культ мужественности, оружия и отрицание, преследование за гомосексуальность.
13. Качественный популизм. Всегда есть ссылка на мнение народа, у которого это мнение никогда не спрашивают.
14. Бедность и примитивность лексики, оруэлловский новояз: Война — это мир: Свобода — это рабство: Незнание — сила.

http://smartfiction.ru/prose/eternal_fascism
Перейти в начало страницы
 
  +Цитировать сообщение
Gilgul
сообщение 12.5.2014, 14:07
Сообщение #40


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 387
Регистрация: 27.6.2013
Пользователь №: 55998



Вот так почитаешь и понимаешь, на пороге какой жопы мы стоим....
Перейти в начало страницы
 
  +Цитировать сообщение

18 страниц V  < 1 2 3 4 > » 
Ответить в данную темуНачать новую тему

1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)

Пользователей: 0

 



(c) "PokerMoscow"
2005-2013